Category: авто

Немецкие подъезды. Вид изнутри.



Кудрявый журналюга всея Руси едет по свету. Он хвалит Европу, Америку и кроет матершиной любую загогулину своего собственного дома. Однажды, он побывал в десяти шагах от моей мюнхенской квартиры, сфотографировал берег реки Изар и велосипедные дорожки. Поэтический мёд такого рода не для меня - пахари колеса и педалей мешают переходить улицы и подвергают  знойно-сонное состояние смертельной опасности, когда я задумчиво бреду на работу.Collapse )

promo pipokipp august 6, 2014 00:31 16
Buy for 500 tokens
Пью за друзей, мотивирующих меня на эти строки Не скрою: я могу выпить. Предпочитаю красное, сухое вино и коньяк. Что может быть лучше бутылки и закуски на кухонном столе в сумрачный день ? Выпил.. закусил... и вот она - загорелась надежда в глазах. Осознание "прекрасности жизни"…

История о том как стать раджой на Суматре



Меня спросили:
- А какой он, этот город Джамби?
- Никакой. Большой, никчемный, состоящий из дикого переплетения улиц и нагромождений, образующих кварталы.
Он возник на автобусном вокзале, ударив ярким солнечным светом по глазам. Спрятавшись в "Едальне" от галдящей толпы, рука бороздила просторы информационной телемагистрали в поисках гостинницы. По перимеру мельтешили посетители и тыкали пальцами в одном направлении - на меня и мою спутницу. Это вызвало лёгкое смущение, но недавний случай около туалета на экваторе уже научил суматранскому правилу - если ты замер на месте, то через несколько секунд вокруг соберётся любопытствующая толпа. Матери будут впихивать своих детей в руки, чтобы "дать подержать младенца", а скукоженная бабушка угостит леденцом. Во время автобусных перегонов, на остановках, я держал как минимум семерых различных младенцев на руках. Надеюсь, что это улучшило их карму. На последней остановке, увидив мамашу с маленьким ребёнком, я спешно скрылся во мраке придорожного магазинчика.Collapse )

Иммигрантский дневник. Часть № 47.


3.
Чем дальше шло продвижение на юго-восток - тем меньше лил мерзопакостный дождь на лобовое стекло. На рассвете он совсем стих и сразу же после переезда границы автобан заметно оживился. Бюргеры спешили на работу - в окресные Дюрен, Аахен и Ешвайлер. Местность в этих краях ещё напоминает Бельгию. После электростанции, построенной в лучших традициях семидесятых, почувствовалось приближение Кёльна. Из огромных циллиндричиских труб валил белый дым. Коричневый кирпич деревень закончил водить хороводы вокруг церквей. Люди стали жить размашисто, до горизонта, но без театральности Бенилюкса. Обменяв деньги на автозаправке и наполнив бензобак, мы с усиливающимся темпом затарахтели в глубь страны, к "немецкой диагонали" - автобану А3.Collapse )

Иммигрантский дневник. Часть № 46.



24. Брюссель - Прин-ам-Кимзее
1.
Белорусы бренчали на гитарах в переходе, Толик солидно получал зарплату, а Мавронья ходила на курсы французского языка. Все окружающие деловито цеплялись за жизнь. Весенний антициклон вывел на орбиту солнце, окрасив крыши вокруг Гран Плас золотом. Брюссельская толпа расширилась и повеселела. Южнокорейские туристы в смешных шапочках фотографировались около исторических памятников. Их поджидали лобстеры с прозрачной лапшой. Бельгия праздновала весну.

Первым делом, мы съездили на штрафную стоянку в окрестности Зеебрюгге за автомобилем. Оплата парковки на четверть сократила мои финансы, которые и без того уже поредели. Бытовые расходы действовали как ластик, уменьшая наличные и, вместе с ними, оперативные возможности. Со времени выезда из Бад Айблинга, тоненькая стопочка казначейских билетов почти уполовинилась. Изредка я мог позволить себе пойти в кафе напротив биржи чтобы выпить чашку кофе. Разумеется, Сергей всегда меня сопровождал.Collapse )

С какой целью иномарка сбила очень хорошую пожилую старушку



С Алексеем мы одногодки. Всё детство провели вместе, учились в одном классе и вместе ходили на рыбалку. Потом жизнь сделала своё дело - наши пути разошлись. У меня начался кардебалет в ФРГ и много лет мы не поддерживали контакт. Прошло более чем два десятилетия. Я стал регулярно наведываться в Москву по делам и, однажды, увидел его около подъезда. Конечно, годы изменили Алексея - он побуравел, стал очень похож на своего отца, а волосы покрыла лёгкая рябь седины. В его глазах была невероятная радость при виде меня, а я был счастлив обнять этого человека. Меня не интересует социальный статус близкого друга и жизненные ошибки, которые ему пришлось совершить. Он отличный парень. С ним и в огонь... и в воду...Collapse )

Что нужно производить России для улучшения своего имиджа. "Буханка", тебя любят на Западе.



В настоящее время приоритеты у российского машиностроения находятся на голимой Ладе, которая даже россиянам не особо нужна из за ненадёжности и крайне сомнительной репутации. Многие заядлые патриоты избегают этого отечественного "мягко выражаясь - грубо говоря" автомобиля. Если в советское время на Жигуль-копейку или на Москвич, гражданину можно было вполне положиться - выборочно, они обладали качествами вездеходов, то современность российского машиностроения печальна. Впадаешь в депрессию, глядя на последние марки "аутомобЫлэй". Хорошо, что есть водка, которой можно залить тоску.Collapse )

Иммигрантский дневник. Часть № 39.



2.
Толик - коренастый, короткостриженный парень. Кепка-аэродром и кожанка придавали ему деловой вид. Дел у него в действительности было множество - он работал в теплице, перетаскивая горошочки с цветами из одного угла в другой, а в свободное время слонялся по средневековым улицам в поисках удачи. Предположительно, что в Ижевске Толик считался регулярным гопником. В Генте он начал мечтать. Впервые это произошло по обкурке.Collapse )

Переяслав-Хмельницкий ностальжи



Расцвёл цветок любви - подсолнух. Прочие лютики и ромашки не сравнятся с бескрайними ярко жёлтыми полями, начинающимся к востоку от Киева. Автомобиль едет по трассе в город, где жил человек по фамилии Сковорода. Туда, где смешалась советская ностальгия, разруха и депрессия с необыкновенно мягким бархатом плакучих ив. Здесь ещё не успели построить заборы высотой в несколько метров, превратив улицы в мрачные туннели, вода в колодцах чиста, а у клубники, купленной у бабушек на улице, божественный вкус.

В Переяслав-Хмельницкий приезжает мало туристов. Здесь нет музеев как в Киеве, Москве или Париже. В этом городке медленно, но безвозвратно догнивает советское прошлое. Оно пытается встать с колен, ведёт войны, ссорит людей и народы. Но ржавеет, как старый автомобиль и однажды рассыпется в труху на радость нашим детям и внукам. Тогда останутся лишь избы и хаты вдоль улиц, ведущих сквозь романтику окраин в место, где можно с чистой совестью выпить водки и закусить огурцом.Collapse )

Домик, где создали Bugatti Royale - автомобиль, которого не достойны олигархи



На задворках неприметного задания, в своём гараже, при помощи примитивного токарного станка, сварочного инструмента, гвоздей, отвёртки и молотка, в 1931-ом году некий Людвиг Вайнбергер - сын мастера гужевых повозок и телег, с несколькими помошниками буквально вручную собрал один из самых красивых автомобилей в мире всех времён - Bugatti Royale. Для заказчика - богатейшего мюнхенского врача по фамилии Фукс была сконструирована машина с эксклюзивным дизайном. Она послужила прототипом для легендарной серии "Bugatti Type 41 Royale", которая предназначалась исключительно для королевских особ и глав государств.Collapse )

Иммигрантский дневник. Часть № 14.

AutobahnWinter

6. На юг
1.
Ещё недавно, я как зачарованный смотрел на автобан и теперь в моих зрачках вновь отражаются его разделительные полосы. Иногда кажется, что автомобили зависли в пространстве, но это обманчивое чувство - я лечу на огромной скорости с надеждой посматривая в подаренный мне дорожный атлас. В нём названия населённых пунктов мимо которых несётся машина. Подьезжая к дорожным развязкам появляются огромные синие щиты с направлениями на Дрезден, Лейпциг, Берлин, Йену и Геру. Машины смело идут на обгон. Иногда обгоняем мы. Свет наших фар жадно хватает из мглы новое название: "Хоф" - первый город в западной части Германии. До него ещё тридцать километров и я прошептал про себя: "Ну, лишь-бы теперь ничего не случилось." Смотря из окна и переговариваясь с пятидесятилетним дядечкой, подобравшим меня на эрфуртской бензоколонке, глазами царапаю черноту впереди. И чернота расступилась. Вверх бьют прожекторы, а в помещении расположенном на мосту над тысячами двигающихся автомобильных огней, на мягком фоне включенных светильников стали различимы трафареты людей. В моём воображении сразу возникли строгие полицейские с лающими немецкими овчарками на натянутых поводках и допрос. Что-то ёкнуло в груди. Неужели это граница? Неужели, несмотря на обьединение ФРГ и ГДР остался какой-то контроль, где придётся показать документы? Однако, водитель не переключает передачи и не жмёт на тормоз. Его лицо невозмутимо. Не снижая скорости мы оставляем позади бывший контрольно-пропускной пункт между двумя Германиями, превратившийся в ресторан и бензоколонку.Collapse )