Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Иммигрантский дневник. Часть № 21.

Moskau

11. А в это время.
1.
- Равнение на прааааааво !! Смиррррно !!!
Серые полы солдатских шинелей колышутся на зимнем утреннем ветру. В полном боевом вооружении, с автоматами за плечами, магазинными сумками и противогазами, полк замер в ожидании, когда пухлый карлик в чине полковника начнёт речь. А он не торопится. Перешёптывается с другим офицером, прибывшим из Вюнсдорфа в Лютерштадт-Виттенберг. Свита сонно хранит молчание. Ждёт, когда над казармами разнесётся эхо полковничьего голоса.
- Солдаты и офицеры ! Весь мир знает доблесть нашей Армии! В тяжёлых боях пролита кровь советского солдата, защитника Родины и человечества! - подражая ораторам, командующим парадами на Красной Площади, он раздувал пузо, в разы усиливая акустические свойства голосовых связок. Смотря на обветрившиеся губы солдат, полковник выдержал медленную паузу и набрав в лёгкие воздух, продолжил: - Наш гвардейский полк прошёл долгий путь от Коломны до Берлина! Отважные войны-связисты громили врага на фронте !! Тропосферщики !! На вас лежит огромная ответственность перед народом и правительством!!Collapse )

promo pipokipp august 6, 2014 00:31 21
Buy for 500 tokens
Пью за друзей, мотивирующих меня на эти строки Не скрою: я могу выпить. Предпочитаю красное, сухое вино и коньяк. Что может быть лучше бутылки и закуски на кухонном столе в сумрачный день ? Выпил.. закусил... и вот она - загорелась надежда в глазах. Осознание "прекрасности жизни"…

Иммигрантский дневник. Часть № 14.

AutobahnWinter

6. На юг
1.
Ещё недавно, я как зачарованный смотрел на автобан и теперь в моих зрачках вновь отражаются его разделительные полосы. Иногда кажется, что автомобили зависли в пространстве, но это обманчивое чувство - я лечу на огромной скорости с надеждой посматривая в подаренный мне дорожный атлас. В нём названия населённых пунктов мимо которых несётся машина. Подьезжая к дорожным развязкам появляются огромные синие щиты с направлениями на Дрезден, Лейпциг, Берлин, Йену и Геру. Машины смело идут на обгон. Иногда обгоняем мы. Свет наших фар жадно хватает из мглы новое название: "Хоф" - первый город в западной части Германии. До него ещё тридцать километров и я прошептал про себя: "Ну, лишь-бы теперь ничего не случилось." Смотря из окна и переговариваясь с пятидесятилетним дядечкой, подобравшим меня на эрфуртской бензоколонке, глазами царапаю черноту впереди. И чернота расступилась. Вверх бьют прожекторы, а в помещении расположенном на мосту над тысячами двигающихся автомобильных огней, на мягком фоне включенных светильников стали различимы трафареты людей. В моём воображении сразу возникли строгие полицейские с лающими немецкими овчарками на натянутых поводках и допрос. Что-то ёкнуло в груди. Неужели это граница? Неужели, несмотря на обьединение ФРГ и ГДР остался какой-то контроль, где придётся показать документы? Однако, водитель не переключает передачи и не жмёт на тормоз. Его лицо невозмутимо. Не снижая скорости мы оставляем позади бывший контрольно-пропускной пункт между двумя Германиями, превратившийся в ресторан и бензоколонку.Collapse )

От имени киевлян, которые покрываются краской стыда за свою страну

Majdan2014_01

Человек приславший мне эти фотографии из Киева не захотела, чтобы я ссылался на неё. Потому, что она "не знает, что будет" и ей страшно выражать своё мнение и свой протест на Украине. На волне харьковских арестов, одесских событий и войны которую украинское правительство цинично назвало "Антитеррористической Операцией", она банально боится возможных репрессий, которые могут начаться в любую минуту.Collapse )


Иммигрантский дневник. Часть № 8.

Pugalo

4. Горькое поле
1
.
Какой-то провинциальный городишко. Налево пойдёшь - окраину найдёшь, направо пойдёшь - в центр придёшь, а посередине перрон. Стрелки часов показывали без малого восемь утра, когда поезд оставил меня на запорошенной снегом платформе. Пасмурная погода превращала окресности вокзальной площади в неуютный пустырь с стоящими по периметру полузаброшенными строениями. Выцветшая надпись готической вязью на одном из них дала возможность понять, куда меня занесло - "Bitterfeld".Collapse )


Иммигрантский дневник. Часть № 6.

Kazerne

Иногда в ушах слышался отдалённый гул - это взлетающий самолёт. Может быть он на Родину, и какой-нибудь пассажир разглядит меня во мгле и махнёт рукой на прощание. Ну что-же, передавай привет Златоглавой. Внешний вид аэропорта в темноте отдалённо напоминал Курский вокзал. Стекло и бетон с вкраплениями кафеля, антенны связи, пешеходные переходы. Лишь куда ни кинь взгляд, везде надписи: "Берлин" и изображения вставшего на задние лапы медведя. Около входа сиротливо пристроились уже знакомые мне жёлтые такси-мерседесы, ожидающие клиентуру.

Волка ноги кормят - старинная народная поговорка. Я же Вам скажу, что антипода волка - зайца, кроме ног, кормят ещё уши и большие глаза, дающие ему возможность слышать в ультрафиолетовом диапазоне и видеть всё почти на триста шестьдесят градусов.  Волку бояться некого, кроме двухстволки охотника. Зайцу-же сложнее, особенно во время весны. Снег сошёл с полей, земля оголилась, а заяц всё ещё белый на коричнево-мокрой земле. Кроме чутья и быстроты, полагаться не на что. Подобно ему, в солдатской шинели, я наматывал круги по блестящему терминалу аэропорта, делая вид, что всё окружающее безинтересно. Так заяц ищет первые всходы, чтобы свежей травой побаловать свой изголодавшийся желудок, а у меня за моей наигранной флегматичной усталостью скрылся интерес к немногочисленным людям вокруг: работнику туалета в халате под табличкой "WC" и двум совсем молоденьким парням.Collapse )

Иммигрантский дневник. Часть № 5.

Photo-0021

3.
Я пытался разглядеть ландшафт из окна немецкой электрички. Но ничего кроме отражения собственного лица увидеть не получалось - пришёл ранний зимний вечер превратившийся в тьму. Тьма делает вагонные окна зеркалами. И тогда уже как-будто не едешь, и создаётся впечатление, что это замедленная телепортация из точки "А" в точку "Б". Стерильность вагона, его тишина являли разительный контраст с пъяной анархией платцкарта Брест - Франкфурт на Одере. Жаль, что убаюкивающий, еле слышный стук колёс длился недолго. Меня клонило в сон, да и пожевать чего-либо было-бы совсем не плохо. Двадцать марок, лежащие во внутреннем кармане шинели согревали меня лучше батарей центрального отопления, но тратить деньги на такую глупость как еда не имело смысла. Предстояло действие стратегической важности - покупка кросовок, а помимо них нужны штаны, свитор и хоть какая-то куртка.Collapse )

Иммигрантский дневник. Часть № 4.

Wartungshalle

3. Франкфурт на Одере - Биттерфельд
1.
Под утро, часа в четыре, нас разбудили. Я так и спал не раздеваясь, в армейских брюках. Проезжая очередной мост, внизу, где-то в чёрной пустоте снова зияла река и я догадывался, что её название Одер. Сквозь гулкий железный стук послышалось:
- Ну давайте. Подьём !
Через минут десять на выход и солдаты сонно переглядываясь пытались остроумничать по поводу вчерашней попойки. Я не знал, какая конечная остановка поезда. Подозреваю, что он шёл дальше. Под лязг тормозов, думалось, что у меня особая цель поездки и не по пути с Воробъём. А он ругаясь застёгивал военный пиджак, предвкушая, как на перроне лицо обдаст холодный ветер уже чужой страны - Германии.Collapse )

Иммигрантский дневник. Часть № 3.

VokzalBeton

3.
Людей на вокзале не удивлял строй советских солдат. Через Брест ежедневно проезжали сотни и тысячи служак в военной форме. Эшелоны с танками и гаубицами стояли на соседних путях с пассажирскими поездами, придавая станции какую-то особую мохнатую серость. С каждым днём всё больше и больше таких поездов, загруженных бронетехникой пересекало границу в восточном направлении. Зачастую, они ехали без определённого конечного пункта назначения и уже за Уралом меняли траекторию движения, следуя оттуда в Выборг или на северный Кавказ. Несмотря на хаос, Западая Группа Войск являлась наиболее боеспособным подразделением Советского Союза в задачу которого входило быстрое реагирование на военные провокации стран НАТО. Умудрённые уроками многочисленных восстаний в восточной Европе, гарнизоны располагались таким образом, что в течении одного часа почти половина этой орды имела возможность оказаться на центральных площадях Берлина. Армия народа-победителя с заметной неохотой покидала контролируемые территории. С брестского вокзала эшелоны уезжали дальше, насовсем и в никуда, увозя с собой полковые флаги, нажитое за бугром имущество и офицерские надежды.Collapse )

Иммигрантский дневник. Часть № 2.

Armee01

2. Москва - Польша
1.
Я стоял в тамбуре вагона в шинели и чёрным чемоданом, вдыхая кислый запах вокзала.  До отправления оставалось минуты три, а моя седеющая мать давала последние напутствия:
- Ну давай, мой мальчик. Ты должен !

Только ехать мне никуда не хотелось, тем более в месторасположение моей воинской части - Виттенберг, где всемирно известный богохульник Мартин Лютер ввёл в непонятку миллионы людей, вывесив на двери Замковой церкви какую-то бумажёнку, впоследствии получившую известность под названием "Девяносто пять тезисов". Смотря на мать, я представлял, как она нырнёт в метро и скоро будет дома, а мой отьезд казался каким-то сюрреализмом.Collapse )

Пресса ФРГ о кризисе в украинской армии. Разлад в Раде, неонацисты и иностранные наёмники.

В связи с падением Боинга и странными заявлениями украинского правительства по этому поводу, внезапной отставкой премьер-министра Украины и жестокими боями, в последние два дня немецкая пресса интенсивно критикует украинскую армию в центральных газетах и по телевидению. В серой мозаике новостей о вводе санкций против Российской Федерации, о сепаратистах, трауре по погибшим людям в самолёте, звучит открытое недовольство Германии поведением правительства и действиями проводимыми украинской армией на Донбассе. Фактически, до недавнего времени ведущие немецкие издания избегали критики подобного рода. Переводы статей не полные, но в них переданы содержание и суть.Collapse )