pipokipp (pipokipp) wrote,
pipokipp
pipokipp

Categories:

Иммигрантский дневник. Часть № 32.



Мне довелось познакомиться с польской парочкой - молодые хипаны-студенты из Варшавы. Втроём мы добрались до столицы Каталонии и распрощались. Барселона - это праздичная сетка разноцветных улиц, перечёркнутая диаганолью. Город чёрно-жёлтого такси в нуклеарном реакторе круглосуточно-праздной толпы. Она нарисована бархатистой гуашью. Тёрдая рука сжимала ту кисть и в центре она сделала несколько вертикальных мазков - собор Святого Семейства. О Барселоне сложены легенды и самую лучшую из них расскажет Христофор Колумб, вернувшийся сюда из Нового Света, чтобы сделать величайший подарок Европе. К сожалению никто не принёс мне стул, чтобы я тоже смог сидеть в присутствии королевы и короля.

Поздним вечером, я зашёл на высокий холм и уснул на пустыре - подобии поля чудес в стране дураков из кинофильма "Буратино". А когда проснулся то передо мной открылась зависшая внизу бежевая городская дымка и огромный плакат на щите с изображёнными олимпийскими кольцами и грустным человеком, демострирующим свои пустые карманы - Барселона ругалась на убытки после Олимийских Игр. Мне-бы твои проблемы, Барселона.

Продвижение шло вяло. Испания - это проклятие для автостопщиков. Можно стоять целую вечность на жаре. Час, два, семь, двенадцать часов. Деньги испарялись как по волшебству. Эпизодически возникали дремлющие на горизонте городки. Окружённые оливковыми плантациями и зарослями колючек, они сверлили небеса шпилями и куполами соборов, царапали ландшафт безлюдными пальмовыми аллеями. Бродячая собака тоскливо пересекла пейзаж. Становился пустыннее. Скудела расительность. День и ночь играли в шахматы друг с другом. Блесящая белизна чередовалась с звёздной пустотой и я стоял на дорогах как межпланетный корабль в космосе потерявший связь с планетой людей.

Мысли смешались в голове и новое чувство всё сильнее стучало в висок. Оно как маленький молоточек тюкало в артериях и постепенно превратилось в гулких грохот наковальни. Иногда он пропадал, чтобы возникнуть опять. Как-будто ювелир выковывал драгоценность, зажатую в крохотные тиски. И с каждым разом стучало всё сильнее, медленно превращаясь в грохот кузнечного молота.  Впервые я почувствовал его стоя на дороге с видом на нефтеперерабатывающий завод где-то под Таррагоной. Потом юго-западнее.  А потом южнее.

Тормозить редкие машины на выездах на автобан было малоперспективным времяпровождением. Испанцы делают исключительно важные физиономии и с подчёркнутым снобством наклоняются в сторону, делая поворот. Поэтому пересекать местность пришлось по обычным дорогам из-за наличия хоть какой-то инфраструктуры вдоль них. Домики, бензоколоки, заборы и цветущие кактусы всё-же лучше для глаз чем бездонная бетонная гладь с полупустыней вокруг. Увидел старушку, заслонившуюся рукой от солнца. Молодой безработный протарахтел мимо на мопеде. А ведь мог-бы и на багажнике подвезти. Людские физиономии как призраки скользили мимо, не обращая внимания на одиноко стоящие шортики и футболку. В одной из машин сидела девочка на заднем сиденьи. Прощаясь, она помахала мне рукай через стекло.

Если всё-же радавлася скрип тормозов, то потом тело приятно ласкал кондиционер. Он здесь в любой тарантайке. Прыжок в пару десятков километров и страница живого фотоальбома переворачивалась. На ней появлялись унылые оранжевые квадраты построек, зачастую изброждённые шрамами времени. На морских пляжах и в Барселоне кипела жизнь. А в этих местах всё замерло в тоскливой пыли и ждало волшебника в соломенной шляпе, способного произнести заклинания, которые разбудят этот край. Даст ему молодого вина и отправит восвояси в другом настроении. Ряды невозделанных участков земли, заброшенных сараев и спасительные тени в кафельном мирке придорожных забегаловок - кадр за кадром на пересвеченной фотоплёнке маршрута. На одном из них возникла надпись "Ульдекона" - испанское поселение между морем и ничем.

Я расположился около здания железнодорожной станции, достал бутылку воды и отпил несколько глотков. По пустынной площади прошли несколько длинноволосых девушек. Они скрылись во мраке за дверями вокзала. Зачем всё это нужно, ей Богу? Несколько минут я просидел без движения. Ничего особенного не произошло и именно это заставляло болезненно ёрничать. Новые люди зашли в дверь рядом и вдали спешил ещё один одинокий мираж. Естественно, он шёл сюда-же. Ульдекона пустовала как большая стеклянная банка из под огурцов с следами ободранной этикетки.  То немногое, что двигалось направлялось только к дверям вокзала, скрывалось за ними и уже не выходило назад. Наковальня стучала в моих висках и вдруг я ясно понял смысл взволнованного послания.

Внутренний голос может достигать необычайную силу и остроту кинжала. С того дня, когда я покинул Москву прошли долгие месяцы и многие тысячи километров остались позади. Может жаль, что расстался с теми поляками? Или в Барселоне, на тихой улочке или в метро, затаилась судьбоносная случайность. Или стоит остаться тут и сейчас. Так, на всякий случай. Вдруг, что-нибудь капнет с неба. Но даже птицы не летали в такой жаре. А на севере уже начиналась осень. Наверное, дожди. Сделав новый глоток, я поднялся и зашёл в дверь.

В эту минуту я почувствовал, что настоящий поход не закончился. Я приму бой не в Бельгии, не в Испании. И не где-то ещё. Главная битва будет иметь место в Германии. Что суждено вернуться опять и для начала дождаться ответа из Министерства Внутренних Дел ФРГ по поводу решения моего вопроса. Казалось, что чаша терпения переполнилась. Что можно решить всё рубив с плеча. Но время истощало психологические ресурсы. Время жгло испанской жарой. Голос внутри вдохновлял меня на долгую бойню с бюрократами и немецким "Законом об иностранцах".

Как-бы мне не хотелось избежать её, но придётся вспарывать темноту редкими трассирующими пулями рутинного ожидания. А в нужный момент, когда враг на секунду откроется, то мощным ударом повергнуть его и взять своё право на полноценность. Моя проблема материализовалась и в будущем этот подход очень помог мне. Она стала конкретной и у неё появился облик. Советские и актуальные российские власти, разыскивающие меня представлялись в виде помятой офицерской шинели. А немецкая бюрократия - это вязкая чёрная гидра с длинными щупальцами. Она слепа, глупа и упряма как голодный осёл.

Девахи уже купили билет и хихикали на платформе. С решительным видом, я вошёл в вагон электрички идущей назад в Барселону. По мере езды начался вечер и стало видно моё отражение в стекле. На фоне редких зажигающихся огней и заходящего солнца я увидел всклокоченные волосы, небритое обветренное лицо и усталый взгляд. Из пустоты пришёл правильный ответ на самый важный вопрос: "Что делать?" Это стоит того, чтобы исколесить всю Европу. Даже весь земной шар. Колёса крутились на рельсах и барабанили в такт молоту в голове. Рассматривая себя, я осознал: в испанском городке закончилась моя юность. Только что я стал взрослым.

Исходя из позитивного опыта, я не покупал билет и когда появился контролёр то сделал вид, что не успел. Билет до Барселоны стоил копейки. Отсчитав монетки, я опять уткнулся в окно и раздумывал дальше. Ведь в Германии нет жилья и максимум, что я мог ожидать - это ночлег у Юрия Васильевича. Или у Бабы-Пети. Или в азюльхайме болгары потеснятся.

Электричка шла около двух часов. Ну вот. Наконец-то Барселона. Её подземный вокзал с стоящими скоростными поездами. Следующий идёт куда-то во Францию. До французского Сербере без остановок и это уже больше ста километров в послезакатной мгле. Конечно-же без билета.


4.
Финальный участок пути прошёл в тамбуре между вагонами. Поезд был практически пуст и никто не пришёл проверить билет. Лишь на границе он сбавил ход, плавно подходя к перрону. Немногочисленная публика шумно вытащила чемоданы, рюкзаки и гурьбой кинулась к паспортному контролю. Мне туда - ну никак. Через прозрачную витрину я видел как около будки с полицейским выстроилась очередь. Мелькали паспорта, кивала гос-кепка и подходил следующий.

Было более чем прохладно. Городок находится с северной стороны Пиреней и открыт холодным ветрам. Оглядевшись, я увидел вход в привокзальный бар. Внутри галдели люди, а у барной стойки бармен о чём-то бурно дискутировал с клиентом. Подойдя к ним, заказал чашку кофе и ещё раз осмотрелся. С другой стороны бара находился выход в город без каких-либо представителей государственной власти. Улица и всё. Эта нелепость должна быть использована и выпив чашку залпом, я вышел в город. Поёживаясь и радуясь дорожным указателям на французском языке как ребёнок, заспешил к дороге. Начался сильный дождь. Подобрав целлофановый пакет, я пытался прикрыться от потоков воды. Первая-же фура остановилась по сигналу и подобрала. меня. А водила разговаривал по-немецки.
- Куда ?
- В Германию.
- Тебе повезло парень! Я гоню в Берлин! - крикнул он сиплым голосом заядлого куряги.
От радости у меня перехватило дыхание. Тысяча километров без пересадок. Без муторного ожидания на съездах, когда любой страж закона может создать кучу неприятностей из-за нелегального пребывания в стране. Да здраствует Франция! Страна автостопа. Страна д'Артаньяна. После испанской дорожной муки, где каждый километр пути давался с небывалым трудом, такой прыжок казался настоящей фантастикой. Или может это помогал тот самый голос из Ульдеконы?
- Мне тоже... почти туда! - прокричал я.
- Ладно, ладно. Ты поостынь. Залезай.
И сверху обрушилась гроза. Уже в непроглядном ливне я влезал в дверь машины, благодаря водителя и судьбу за удачу. Взвыл мотор, огромная фура оторвалась от обочины и исчезла в стене воды. Почти весь путь до первого более-менее крупного французского города, километров так пятьдесят, не встретилась ни одна машина. Мы ехали в одиночестве по ночному серпантину, змейкой вьющемуся по горам. Достав одеяло, я отогрелся. За разговором время шло быстро. Фура чихала в такой непогоде, водитель поглаживал усы и уже скоро под ноги уходила белесая водная гладь автобана.


Продолжение будет

Иммигрантский дневник. Часть № 31.
Иммигрантский дневник. Часть № 30.
Иммигрантский дневник. Часть № 29.
Иммигрантский дневник. Часть № 28.
Иммигрантский дневник. Часть № 27.
Иммигрантский дневник. Часть № 26.
Иммигрантский дневник. Часть № 25.
Иммигрантский дневник. Часть № 24.
Иммигрантский дневник. Часть № 23.
Иммигрантский дневник. Часть № 22.
Иммигрантский дневник. Часть № 21.
Иммигрантский дневник. Часть № 20.
Иммигрантский дневник. Часть № 19.
Иммигрантский дневник. Часть № 18.
Иммигрантский дневник. Часть № 17.
Иммигрантский дневник. Часть № 16.
Иммигрантский дневник. Часть № 15.
Иммигрантский дневник. Часть № 14.
Иммигрантский дневник. Часть № 13.
Иммигрантский дневник. Часть № 12.
Иммигрантский дневник. Часть № 11.
Иммигрантский дневник. Часть № 10
Иммигрантский дневник. Часть № 9.
Иммигрантский дневник. Часть № 8.
Иммигрантский дневник. Часть № 7.
Иммигрантский дневник. Часть № 6.
Иммигрантский дневник. Часть № 5.
Иммигрантский дневник. Часть № 4.
Иммигрантский дневник. Часть № 3.
Иммигрантский дневник. Часть № 2.
Иммигрантский дневник. Часть № 1.


Фейсбук: https://www.facebook.com/nikolaj.nakropin


Tags: иммигрантский дневник, иммиграция, литература с рюмкой в руке
Subscribe
promo pipokipp august 6, 2014 00:31 16
Buy for 500 tokens
Пью за друзей, мотивирующих меня на эти строки Не скрою: я могу выпить. Предпочитаю красное, сухое вино и коньяк. Что может быть лучше бутылки и закуски на кухонном столе в сумрачный день ? Выпил.. закусил... и вот она - загорелась надежда в глазах. Осознание "прекрасности жизни"…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments