pipokipp (pipokipp) wrote,
pipokipp
pipokipp

Categories:

Иммигрантский дневник. Часть № 10.


5. Галле - Эрфурт
1.
Обычно, в армии с целью неуставного подогрева воды в ночное время использовались два бритвенных лезвия с зажатыми между ними спичками. Устройство скреплялось хэбэшными нитками и к каждому лезвию вёла проволка, другой конец которой втыкался в розетку. Используя такое устройство можно вскипятить полтора-два литра воды за считанные минуты. Особо продвинутые солдатики использовали подковы от кирзачей. В этом случае процесс происходил значительно интенсивнее - вода начинала бурлить крупными пузырями уже через несколько секунд. Электрические пробки не всегда выдерживали многоамперные перепады силы тока в казарме накануне регулярного ночного чаепития. И тогда, виновнику проишествия грозил неприятнейший разговор с офицером и наряд по полковой столовой. Чтобы избежать двадцатичасовой марафон по чистке картошки, я купил в Москве удобный кипятильник. Вещь ценная, новая. На улице сугробы. Было жалко выбросить. Вдруг пригодится.

Теперь он лежал в небольшой матерчатой сумочке вместе с военным билетом, студенческим билетом, удостоверением механика тропосферной связи и несколькими справками из двадцатой больницы, в которой я провёл чуть более недели во время отпуска из-за аппендицита. С такими сумочками ходят в магазин за молоком. А чемодан остался в подвале Бенни Хилла, украшая своим чёрным блеском покрытое пылью помещение.

Вместо ожидаемых полок в купе, вагон оказался сидячим. Стерильные кресла. Стерильные пассажиры. И я в куртке и джинсах с заплаткой. Туалет удивил отсутствием рвотно-железнодоржного запаха и в шутку подумалось: "я-бы тут жил". Он выглядел чище чем кабинет участковой врачихи в нашей поликлиннике. От Биттерфельда до Галле всего тридцать минут наслаждения и делая вид, что задремал, я украдкой разглядывал людей, сидящих по соседству. Купе демонстрировало полное безразличие к моей личности, заспанному виду и начавшей появляться щетине - я не брился уже несколько дней. Гражданская одежда великолепно играла свою роль.

Большой и пустынный вокзал города Галле встретил божественным натюрмортом. Красиво положенные ананасы, апельсины и... картошка смотрели на меня из-за пуленепробиваемого стекла одной из витрин, вызывая дикий приступ голода. В последствии, я узнал, что "картошка" являлась фруктом киви. Но кто уж расскажет об этом в Галле ночью ? Переливающееся тропической радугой творение декоратора дразнило своей недоступной близостью. Сейчас я искренне ненавидел проклятого, с любовью украсившего магазин человека, за горы сверкающих обёртками конфет и судорогой сведённые скулы. Кроме двух биттерфельдских бананов, во рту не было маковой росинки с того момента как мной был покинул поезд в Франкфурте на Одере. Подобно попу-расстриге на которого снизошло внезапное решение избавиться от ананасового греха, я выбежал на мороз - лишь-бы не видеть этого невыносимого фруктового спектакля в закрытом магазине.

Среди бетонных высоток и шевелящихся на ветру обрывков газет, валявшихся на улице не было ни розетки, ни воды, чтобы включить драгоценный кипятильник. Поблизости находился автомат для продажи жевательных резинок. Знаете, есть такие кругленькие жевачки, они неаппетитно смотрят на тебя через мутноватое стекло. Кидаешь денежку, поворачиваешь рычажок и наслаждаешся пластиковым вкусом. Летом, покупка таких жевачек, отпугивает муравъями, которые воспользовавшись своим размером, заползают внутрь. Зимой, мне было в буквальном смысле этого слова наплевать на муравъёв, стрекоз и прочих богомолов. О жевачка ! Твой мягкий, мятный вкус! Твой запах, щекотящий нос! Конечно, ты не сказочная картошка с витрины, но ты способна остановить стучащие как заевший капкан зубы. Врёт тот, кто говорит, что среди грязных, голодных бродяг больше счастливых людей, чем среди офисных служащих. Любой отчаявшийся бедолага готов пойти на преступление ради корки хлеба. Мне плохо. И сейчас я тоже готов на всё. Готов с корнями отодрать этот автомат от здания и где-то в укромном месте насладиться вкусом разноцветных жевачек.

Мимо меня прошёл какой-то кутающийся в свою кожанку серо-коричневый силует.
- Сорри. - в робкой попытке привлечь внимание, я окликнул его.
Оглянувшись, он быстро уходит. Может быть, это последняя соломинка низшей пробы в моём голодном изнывании. Я - одинокий прохожий, напоминающий зависимого от героина наркомана, которому не хватает денег на дозу. И когда укол способен спасти от пенного рычания и сумашедшего бреда. Мне нужна эта доза - мой подвернувшийся случай.

- Цигель-цигель. Ай-люлю !! - донеслось из вокзального громкоговорителя, прервав мою паническую нирвану. На часах четыре утра и в полутёмном зале появились люди. Мой голодный взгляд нащупал единственную, начавшую испускать свечение, дверь - открылась первая кафешка для железнодорожных рабочих, дворников и прочей оранжевой публики, называемой в произведениях классиков марксизма-ленинизма "рабочим классом". Пятимарочной банкноты, оставшаейся от стоимости билета хватало на две сосиски и кофе. Пристроившись около высокого прилавка, рядом с трудягами, я завороженно ел, наслаждаясь вкусом мяса и ароматом горчицы. Возможно, где-то в Марселе, в уютном ресторане Вам предложат "жаркое из акулы по-португальски" или блины с сёмгой. А я готов молиться на две сосиски после голодной зимней ночи. Готов отдать душу за тепло бумажного стаканчика, греющего руки и ласкающий горло горячий кофе.

В начале девяностых в моде у восточных немцев была броская причёска: спереди и на висках коротко подстриженные, а сзади длинные, завитые волосы. Если-бы не грубые голоса и не одежда посетителей кафетерии, то при взгляде на такое обилие одинаковых людей, могло сложиться ошибочное представление, что в Галле каждый третий житель работает сутенёром. Именно так я представлял представителей этой профессии - усики и эта стрижка. Подобный парнишка пил кофе рядом со мной. Тепло в желудке и состояние лёгкой сытости заставило работать мозг. Через несколько минут, мы общались, настолько, насколько позволяло англо-тарабарское наречие. Ему была близка железнодорожная индустрия. А мне ? Ну что-же. На ходу, я выдумывал новую историю, так как вариант выдуманный для патруля - "возвращаюсь в часть", с далёким от армейской действительности человеком, не проканывал никаким образом. С этой минуты я стал студентом, направляющимся к своей бабушке в южную Францию - это было первое, что пришло мне в голову. Похвастав парнишке студенческим билетом и рассказав о несуществующих планах на будущее из его рта прозвучало слово, которое уже было:
- Комм. - он пригласил меня переночевать у него дома.
Когда мы вышли, то вокзал вкалывал на полную катушку. Щёлкало табло, показывающее прибытие и отправление поездов. Группа туристов искала выхода в город. Они вели себя скованно, передвигаясь как-то рывками, загораживая нам проход. Восточная Германия пробуждалась. Как девушка, которая ранним утром, ещё не наложив макияж и не почистив зубы, боится показать себя людям, так и эта страна... в спешке, роняя пудру и тушь для ресниц в умывальник, начинала свой новый день и новую эпоху. Споткнувшись о багаж туристов, извинившись, мы сутуло потопали к дому Ронни - так звали паренька.


Продолжение будет

Иммигрантский дневник. Часть № 66.
Иммигрантский дневник. Часть № 65.
Иммигрантский дневник. Часть № 64.
Иммигрантский дневник. Часть № 63.
Иммигрантский дневник. Часть № 62.
Иммигрантский дневник. Часть № 61.
Иммигрантский дневник. Часть № 60.
Иммигрантский дневник. Часть № 59.
Иммигрантский дневник. Часть № 58.
Иммигрантский дневник. Часть № 57.
Иммигрантский дневник. Часть № 56.
Иммигрантский дневник. Часть № 55.
Иммигрантский дневник. Часть № 54.
Иммигрантский дневник. Часть № 53.
Иммигрантский дневник. Часть № 52.
Иммигрантский дневник. Часть № 51.
Иммигрантский дневник. Часть № 50.
Иммигрантский дневник. Часть № 49.
Иммигрантский дневник. Часть № 48.
Иммигрантский дневник. Часть № 47.
Иммигрантский дневник. Часть № 46.
Иммигрантский дневник. Часть № 45.
Иммигрантский дневник. Часть № 44.
Иммигрантский дневник. Часть № 43.
Иммигрантский дневник. Часть № 42.
Иммигрантский дневник. Часть № 41.
Иммигрантский дневник. Часть № 40.
Иммигрантский дневник. Часть № 39.
Иммигрантский дневник. Часть № 38.
Иммигрантский дневник. Часть № 37.
Иммигрантский дневник. Часть № 36.
Иммигрантский дневник. Часть № 35.
Иммигрантский дневник. Часть № 34.
Иммигрантский дневник. Часть № 33.
Иммигрантский дневник. Часть № 32.
Иммигрантский дневник. Часть № 31.
Иммигрантский дневник. Часть № 30.
Иммигрантский дневник. Часть № 29.
Иммигрантский дневник. Часть № 28.
Иммигрантский дневник. Часть № 27.
Иммигрантский дневник. Часть № 26.
Иммигрантский дневник. Часть № 25.
Иммигрантский дневник. Часть № 24.
Иммигрантский дневник. Часть № 23.
Иммигрантский дневник. Часть № 22.
Иммигрантский дневник. Часть № 21.
Иммигрантский дневник. Часть № 20.
Иммигрантский дневник. Часть № 19.
Иммигрантский дневник. Часть № 18.
Иммигрантский дневник. Часть № 17.
Иммигрантский дневник. Часть № 16.
Иммигрантский дневник. Часть № 15.
Иммигрантский дневник. Часть № 14.
Иммигрантский дневник. Часть № 13.
Иммигрантский дневник. Часть № 12.
Иммигрантский дневник. Часть № 11.
Иммигрантский дневник. Часть № 10
Иммигрантский дневник. Часть № 9.
Иммигрантский дневник. Часть № 8.
Иммигрантский дневник. Часть № 7.
Иммигрантский дневник. Часть № 6.
Иммигрантский дневник. Часть № 5.
Иммигрантский дневник. Часть № 4.
Иммигрантский дневник. Часть № 3.
Иммигрантский дневник. Часть № 2.
Иммигрантский дневник. Часть № 1.

А также тег: иммигрантский дневник



Tags: иммигрантский дневник, иммиграция, литература с рюмкой в руке
Subscribe
promo pipokipp август 6, 2014 00:31 16
Buy for 500 tokens
Пью за друзей, мотивирующих меня на эти строки Не скрою: я могу выпить. Предпочитаю красное, сухое вино и коньяк. Что может быть лучше бутылки и закуски на кухонном столе в сумрачный день ? Выпил.. закусил... и вот она - загорелась надежда в глазах. Осознание "прекрасности жизни"…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments