?

Log in

No account? Create an account

pipokipp


I am russian. I wear fufajka, valenki and shapka-ushanka.


Previous Entry Share Next Entry
Второе путешествие в племя Файу. Лес.
pipokipp


Случилось горе! У меня порвались шлёпки, купленные летом прошлого года на Розенхаймер Штрассе в Мюнхене. Модные тренды мне не интересны, но одежду я предпочитаю добротную, способную выдержать темп двадцать первого столетия. Шлёпки были сделаны из прекрасной резины, хорошо держались на ногах и, самое главное, с их пяток не слетала грязь на затылок во время ходьбы под дождём. Универсальная эстетика этой обуви заключалась в специфическом балансе, допускающем использование как при входе в шикарную едальню в пригородах Маноквари, так и при стрёмных прогулках около джаяпурского пивного ларька. В них не было аскетизма. В таких ходят олигархи, когда "нечего надеть". Эти шлёпки я взял с собой к файу.

Бере - папуас, к которому у меня есть доверие. Трудно сказать, с чем это связано. Скорее всего, юмор и добрые глаза мужика сделали своё дело. Племя поддаётся соблазнам глобализма и в пятилетку сумело совершить скачок из каменного века в эпоху ранней бронзы. Древним египтянам для этого столетия понадобились. Коловаи немалую роль сыграл в процессе развития деревни, заставив соотечественников заняться выращиванием чеснока на грядках вместо воинственных плясок с черепушками родственников, подвешанных на верёвках к талии. У Бере всё по старинке - он месит саговую муку. Рядом с его домом на ветке висит ожерлье из кабаньих черепов.

Он сидел рядышком, когда я наблюдал за мелодрамой "Схватка свиньи с собакой". Собака победила. Развернувшись к соседу по бревну, я попросил показать мне местную диковинку - райских птиц. Их в джунглях великое множество. Они тяжело перелетают с ветки на ветку и издают истошные вопли. Внешний вид этой птицы, обитающей около реки Дироу - крупный, яркий, с длинным белым квостом. Пышность оперения делает это создание неуклюжим, но воистину прекраснейшим обитателем острова или даже всей планеты.

Мы выдвинулись вдоль домиков по тропинке. За последним из них она осторожно изогнулась вправо и перепрыгнула через ручей. С каждым шагом густели заросли по обе руки. Солнце щедро палило по вертикали, заставляя зелёный цвет перемешиваться с золотом. На самой опушке, тропа в последний раз ускорила бег, как бы делая прощальный рывок и вдруг всё изменилось. Звуки стали глухими, перейдя октавой ниже: казалось что в уши вложена вата, а на глаза надеты очень тёмные очки. Кое-где свет пробивался вниз через листву. Краски и запахи загустели. Они обволакивали тело, душу и мысли. Грянул пот, а за ним вихрем налетела крупная мошкара, принявшая кусать царапать и щекотать.

С нами увязались четыре дочки Бере. Они прекратили щебетание, перейдя на полушопот в знак уважения к джунглям. Здесь не деревья уходят в небеса, а наоборот - из облаков спускаются готические стволы новогвинейского ореха и эвкалипта. Лучшая музыка для равнинных лесов Папуа - это орган Баха. Под неё многозначительно молчат лохматые папортники, поваленные бурей стволы и колышется мох. Остановившись на секунду, подняв указательный палец вверх как призыв к тишине, вдруг становится слышно, что лианы плетут заговоры. А после непродолжительной паузы снова поёт орган.

Сухая и удобная тропа превратилась в жижу. Резиновые подошвы шлёпок прилипали к ней как присоски. Несколько раз мне приходилось с невероятным усилием отдирать ногу от земли. Через сто метров оба тапка разорвались под мои возмущённые причитания, вынудив пойти босиком и тогда болотистая грязь стала ласкать ступни. Клянусь, что наслаждался массажем. Их обдавала прохлада при заходе в ручьи, которые текли во всех направлениях, местами образуя крохотные озёра в которых активно занимались любовью насекомые.

Минут через семь мы вышли к притоку Дироу. Дочери Бере кинулись в воду, оставив нас на мелком песке отмели считать бабочек. Райские птицы фальшиво горланили со всех сторон, но ни одна из Гюльчатай не показала личико. Чуть позднее, я обратил внимание, что перед началом заката они появляются у реки, в том месте где папуасы открыли прачечную и совсем рядом раздолбанное каное нашло последний причал. К сожалению, у меня не получилось сфотографировать райских птиц. Зато дочка Бере, смеющаяся в реке текущей по джунглям, вышла замечательно.

Когда мы вернулись, эта шестилетняя девочка принялась вымогать сигареты у папешника и даже горько плакала, получив окончательный и бесповоротный отказ. Бере сигареты не одобряет и строго грозит пальцем в сторону своих детей, а я тоже отрицательно покачиваю головой. Когда она успокоилась, мы снова сели на бревно, переглянулись и... закурили трубку памяти по разодранным шлёпкам с Розенхаймер Штрассе.


1. Опушка леса.


2.


3.


4. 10 шагов в глубину.


5.


6.


7. Пенёк высотой в полтора человеческих роста на окраине деревни.


8.


9.


10. Практически постоянно идёшь по глубокой жиже или воде.


11. Памятник разодранным шлёпкам.


12.


13.


14.


15. Дочка Бере.


16. Бере.


17. Черепушки по дороге к дому Бере.


18. Дом Бере.



Фейсбук: https://www.facebook.com/nikolaj.nakropin




Featured Posts from This Journal


promo pipokipp august 6, 2014 00:31 15
Buy for 500 tokens
Пью за друзей, мотивирующих меня на эти строки Не скрою: я могу выпить. Предпочитаю красное, сухое вино и коньяк. Что может быть лучше бутылки и закуски на кухонном столе в сумрачный день ? Выпил.. закусил... и вот она - загорелась надежда в глазах. Осознание "прекрасности жизни"…

  • 1
Гыгы. Ага. Я ржал, когда это увидел :-)))

  • 1