pipokipp (pipokipp) wrote,
pipokipp
pipokipp

Categories:

Иммигрантский дневник. Часть № 61.



32. Закон снайперского выстрела
1.
Борман обрадовался внезапному повороту событий. Новое знакомство давало ему козырь и переговорив с Пашковым, он назначил для меня встречу у госпожи Мук. Забег начался с посещения консульства. Около входа клокотали челобитчики. Совсем неприметная мутная дверь притаилась за колонной с правой стороны от подъезда. Никто не обращал внимания на безмолвие служебного закулисья - людской поток держался на почтительном расстоянии. После повторного нажатия на кнопку, с другой стороны зашевелилась ошеломляющая тень - привратник был одет в российскую военную униформу. Представившись, я попросил вызвать Пашкова и сел за покоцанный столик, родом из шестидесятых.

Спустился Алексей Викторович. Наш разговор длился недолго. Борман обсудил с ним ситуацию заранее и необходимая бумага была подготовлена. В ней стояла одна-единственная фраза, широко разборсанная по странице шариковой ручкой, заверенная снизу консульским штампом и подписью.

Настоящим уведомлением подтверждается, что Николай Накропин, уроженец города Москва и проживающий в Мюнхене, не приобретал российского гражданства и в соответствии с законодательством Российской Федерации о гражданстве, гражданином Российской Федерации не является.

Именно такую формулировку требовала немецкая мозгобойня, возглавляемая обидчивой госпожой Мук. Из консульства я помчался к нотариальному переводчику, а от него, в назначенный час, к бюрократке. Взлетев выше крыши, прошмыгнув по коридорам, я замер перед порталом, усилием воли согнав радость с лица и аккуратненько толкнул дверь. Мук с инквизиторским видом восседала на привычном троне. Увидев посетителя, она сухо спросила:
- Что Вам надо?
- Госпожа Мук, я получил бумагу из консульства.
Чиновница протянула пальцы в мою сторону, не двигая саму руку.
- Хорошо. Дайте мне документ.
Драгоценная справка переместилась на стол. Я испугался, что Мук сейчас достанет вилку с ножом из ящика, заткнёт салфетку за ворот и сожрёт труды Алексея Викторовича. Она надела очки и внимательнейшим образом приступила к изучению.

Театрально подняв окуляры, Мук протянула бумагу назад и аннулировала перспективу тремя словами:
- Это не подходит!
- То есть как? Почему? Вы же хотели справку с таким содержанием.
- Потому что этого недосточно. Вам нужно попросить российское гражданство, получить его, потом получить российский заграничный паспорт и только тогда Вам выдадут вид на жительство.
Предложенный алгоритм звучал впервые. Он предполагал охапку нъюансов с крайне сомнительным итогом. На затребованную заваруху требовались годы. Учитывая коварство системы, наиболее вероятным последствием становился отказ в проживании. Обладание российским паспортом могло рассматриваться немецкими властями как результат отсутствия преследований, а ведь именно их наличие гарантировало моё легальное нахождение в Германии. Однозначно, что это ловушка.

Ошарашенный, я вышел из кабинета с полным осознанием, что являюсь не просто футбольным мячом, а безнадёжной тряпкой, перекидываемой из угла в угол. Благодарение богу, болонка госпожи Мук в тот день не пришла с ней на посиделки, избавив меня от рвоты.

Рассказ об этом вызвал у Бормана грустное возмущение такой силы, что адвокат невольно присвистнул. Он не стал посвящать меня в очередной план. Раздумывая за письменным столом, Борман подпирал подбородок обоими руками, напоминая полководца и с грузным вздохом заметил:
- Ладно. Я поговорю с Пашковым ещё раз.
- Господин Борман, может быть лучше поговорить мне самому?
- Иди домой. Похоже, что пришло время выдвигать тяжёлую гаубицу. Жду тебя в канцелярии через недельки полторы.
Я попрощался и не получив ответного "Пока", оставил Бормана в сосредоточенном напряжении с злым огоньком в глазах. Плохо обоснованным отказом, Мук задела его адвокатскую честь.

2.
Мне приснился сон. Я помню его также как и тот, который снился перед побегом, ещё в Москве и оказавшийся странным вестником - тогда в огромном лабиринте стоял туман. Я бежал через него и вдруг оказался на высокой башне смахивающей на гостинницу "Ленинградская", откуда прыгнул, но не разбился. Сейчас в полутёмном крохотном помещении, два на два метра, беспорядочно заставленным казённой мебелью, Борман и Пашков вручали мне паспорт. Сны я запоминаю редко, но в этот раз он был реален как утренняя яичница с ветчиной. Поджариваясь на сковородке, она булькала, меняла цвет и согревала предвкушением завтрака.

3.
Пашков периодически наведывался в А-Хром, чтобы попользоваться бесплатным кофейным автоматом и повертеться в богемном экстракте. Меня искренне радовали его появления. Даже если он возникал без предупреждения то всегда находилось время поболтать с ним на кухне для сотрудников. Он оценил историю, случившуюся на Поччи Штрассе.
- Они там совсем сдурели? Ты не имеешь права даже сделать прошение на гражданство, так как для этого должен появиться в России, иметь там прописку, работу и только через три года по упрощённой процедуре сможешь подать заявление. Ты полностью потерян для государства и считаешся в России гражданином другой страны.
- А у Вас появлялся господин Борман?
- Нет ещё, а должен?
- Он хотел позвонить.
- Значит позвонит. Ну что, ещё по чашечке и пойду к "своим"? Что касается чиновницы, закруглил Пашков, то предполагаю: тебе надо новую справку и Борман позвонит именно ради неё.
Я пожал плечами.
- Ладушки, до скорого.
Он мог болтать без устали.

По обыкновению, мой рабочий день заканчивался в шесть-семь часов вечера. Бывало, что приходилось задерживатся подольше, но не в этот раз. Выходя с работы, я увидел в арке, ведущей во двор, высокую тень. Это спешил Пашков. Он нёс конверт. Вручая послание, в его уставшем голосе звучал сарказм:
- Держи! Я сделал новую бумагу по просьбе Бормана - он сегодня звонил. Передавай привет госпоже Мук при следующей встрече.
Получив конверт, я не сразу заглянул в его начинку. Вес говорил, что внутри лишь единственный лепесточек. Пашков побежал дальше, а я вернулся в А-Хром, достал документ, развернул и прочитал. В этот раз его произвели на печатной машинке и из-за ровного шрифта он казался солиднее чем первый. Прокурорский тон мог убедить любого судью своим зловещим холодом.

В соответстсвии со статъёй 16 пункт Е Федерального Закона Российской Федерации "О гражданстве Российской федерации" от 31 мая 2002 г. (расследование уголовного дела по факту совершения преступления, предусмотренного ст. 246, ст. 247 Уголовного Кодекса РФ ) в настоящее время гражданину Накропину Николаю проживающему в г. Мюнхене, не может быть предоставлено гражданство Российской Федерации.
Дано для предъявления по месту требования.


Признаюсь, что сперва опешил, но понял идею адвоката. Он ставил мюнхенский "Стол по делам иностранцев" в безвыходное положение, принуждая к капитуляции. Не каждый смертный может похвастать аналогичным документом. Теоретически, наличие бумаги этой юридической силы должно гарантировать убежище в любой европейской державе. Дома я отсканировал её для верности и берегу как зеницу ока до настоящего времени. Она являлась первым официальным подтверждением российских властей о наличии уголовного преследования по отношению к моей персоне.

Продолжение будет

Иммигрантский дневник. Часть № 61.
Иммигрантский дневник. Часть № 60.
Иммигрантский дневник. Часть № 59.
Иммигрантский дневник. Часть № 58.
Иммигрантский дневник. Часть № 57.
Иммигрантский дневник. Часть № 56.
Иммигрантский дневник. Часть № 55.
Иммигрантский дневник. Часть № 54.
Иммигрантский дневник. Часть № 53.
Иммигрантский дневник. Часть № 52.
Иммигрантский дневник. Часть № 51.
Иммигрантский дневник. Часть № 50.
Иммигрантский дневник. Часть № 49.
Иммигрантский дневник. Часть № 48.
Иммигрантский дневник. Часть № 47.
Иммигрантский дневник. Часть № 46.
Иммигрантский дневник. Часть № 45.
Иммигрантский дневник. Часть № 44.
Иммигрантский дневник. Часть № 43.
Иммигрантский дневник. Часть № 42.
Иммигрантский дневник. Часть № 41.
Иммигрантский дневник. Часть № 40.
Иммигрантский дневник. Часть № 39.
Иммигрантский дневник. Часть № 38.
Иммигрантский дневник. Часть № 37.
Иммигрантский дневник. Часть № 36.
Иммигрантский дневник. Часть № 35.
Иммигрантский дневник. Часть № 34.
Иммигрантский дневник. Часть № 33.
Иммигрантский дневник. Часть № 32.
Иммигрантский дневник. Часть № 31.
Иммигрантский дневник. Часть № 30.
Иммигрантский дневник. Часть № 29.
Иммигрантский дневник. Часть № 28.
Иммигрантский дневник. Часть № 27.
Иммигрантский дневник. Часть № 26.
Иммигрантский дневник. Часть № 25.
Иммигрантский дневник. Часть № 24.
Иммигрантский дневник. Часть № 23.
Иммигрантский дневник. Часть № 22.
Иммигрантский дневник. Часть № 21.
Иммигрантский дневник. Часть № 20.
Иммигрантский дневник. Часть № 19.
Иммигрантский дневник. Часть № 18.
Иммигрантский дневник. Часть № 17.
Иммигрантский дневник. Часть № 16.
Иммигрантский дневник. Часть № 15.
Иммигрантский дневник. Часть № 14.
Иммигрантский дневник. Часть № 13.
Иммигрантский дневник. Часть № 12.
Иммигрантский дневник. Часть № 11.
Иммигрантский дневник. Часть № 10
Иммигрантский дневник. Часть № 9.
Иммигрантский дневник. Часть № 8.
Иммигрантский дневник. Часть № 7.
Иммигрантский дневник. Часть № 6.
Иммигрантский дневник. Часть № 5.
Иммигрантский дневник. Часть № 4.
Иммигрантский дневник. Часть № 3.
Иммигрантский дневник. Часть № 2.
Иммигрантский дневник. Часть № 1.


Фейсбук: https://www.facebook.com/nikolaj.nakropin



Tags: иммигрантский дневник, иммиграция, литература с рюмкой в руке
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo pipokipp august 6, 2014 00:31 16
Buy for 500 tokens
Пью за друзей, мотивирующих меня на эти строки Не скрою: я могу выпить. Предпочитаю красное, сухое вино и коньяк. Что может быть лучше бутылки и закуски на кухонном столе в сумрачный день ? Выпил.. закусил... и вот она - загорелась надежда в глазах. Осознание "прекрасности жизни"…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments