pipokipp

Германия, которой нет



Они едут в снятых на прокат автомобилях по Австрии и южной Баварии. Широка полоса автобана, но ещё шире простор по краям. Рядом с огромными отштукатуренными домиками пасутся коровы с бубенчиками, а от колоколенки разносится "дзинь-дзинь" и летит над холмами, горами и пригорками. Впрочем, звона не слышно. Ведь ревёт мотор, созданный на заводе Мерседес-Бенц, а в более скромном случае - на Фольксвагене. В лучах солнца видно как плавно двигается подъёмник на Альпы. Вход для людей с ограниченными возможностями вне очереди, а белокурые мальчишки в шортах и гетрах запускают воздушного змея.Collapse )

promo pipokipp august 6, 2014 00:31 16
Buy for 500 tokens
Пью за друзей, мотивирующих меня на эти строки Не скрою: я могу выпить. Предпочитаю красное, сухое вино и коньяк. Что может быть лучше бутылки и закуски на кухонном столе в сумрачный день ? Выпил.. закусил... и вот она - загорелась надежда в глазах. Осознание "прекрасности жизни"…
pipokipp

Нижняя вошь и её маленькая Бздюка



Верхняя вошь внимания не заслуживает из-за сварливости. Нижняя - больше, красивее и лучше. С парковкой там нет никаких проблем, а её Бздюка не просто делает честь своему имени, но и кульминация верхнебаварского бытия. Нам всем крупно повезло. Хозяева Бздюки ушли и слышилось лишь меланхоличное мычание коров из сарая. Поэтому удалось взглянуть на территорию без лишних вопросов. Нижняя вошь осталась внизу, где ей и полагается. С одной стороны последний день осени пугливо катился на горизонт, а с другой отрывался вид на вечные Альпийские горы.Collapse )

pipokipp

Кидаю к твоим ногам города



Кидаю к твоим ногам всё, что живёт в моём сердце - радугу с неба, цветы с бескрайних лугов и чистый альпийский снег. Тебе пятнадцать лет, а я седеющий волк и покупаю тебе уже взрослый билет. Кидаю к твоим ногам города. Мечты своей юности. Воспоминания о том как был молодым, чтобы ты не совершила моих ошибок. Я возьму тебя за руку и мы будем смотреть на звёзды. Сейчас я люблю тебя больше чем двадцать минут назад, чем двадацать секунд назад.Collapse )

pipokipp

Живой Журнал в Берлине



Вначале выступил тот, затем этот. Потом пауза. Потом ещё один. Хоспадя! Именно так идут планёрки на работе - все одинаковые как оловянные солдатики. Поэтому я не люблю репортажей с места событий. Тем более, что быть объективным у меня сейчас не получится - ведь я был в числе выступающих.

Прилетев вечером накануне, первым делом я продрался через толпу страждущих около входа в супермаркет и купил себе бутылочку пива Zwickl. Отхлебнув здесь этот сорт, у меня появилась возможность осознать, что пиво в Берлине - реальная кислятина. Прости столица, прости Ангела Меркель, прости за всё! Ведь Zwickl в Мюнхене пахнет лепестками роз и котлетами его заедать не надо. Впрочем, виду я не подавал. В Берлине мне нравится даже дурацкое пиво - сразу чувствуешь: ещё живо наследие Эриха Хонекера и разгильдяйствует восточнонемецкий халтурщик.Collapse )

pipokipp

Живой Журнал едет в Берлин. Pipokipp едет в Берлин.



Первые холодные дни штурмовали улицы. Северный ветер щипал листву. Самое трудное в такие времена - это выбраться из под одеяла. Рывок вверх, затем в сторону к стульям. Господи, где моя рубашка? Где мои штаны? В них уже легче. Вчера в девять утра мне пришлось идти по мосту через реку - от воды веяло Северным полюсом. Забежав в крохотную кафешечку, я спасал чайковским душу и нос.Collapse )

pipokipp

Систематическая ошибка выжившего, но наоборот. О расстреле в воинской части.



Неважно о какой армии речь - хорошей не бывает. Это основной аппарат насилия в руках государства. В советских, а позже российских войсках внутреннее насилие приобрело чудовищные формы. Оно скрывалось в средствах массовой информации и это делается до сих пор. Мне на личном опыте довелось видеть унижения товарищей по службе и быть униженным. Это делалось со стороны старослужащих и офицерского состава. После увиденного и пережитого я стал пацифистом.Collapse )

pipokipp

Гизинг - рабочий район Мюнхена



В ноябре трудно начать день. Особенно, если этот день пасмурный, а звуки улиц похожи на стук по пенопласту. Птички улетели в тёплые края, только стая уток ходит у ручья. Ещё месяц и зима ударит молоточком по покрывшимся льдом лужам. Туманным утром 1918-го года в одном из рабочих районов Мюнхена камни полетели в сторону полицейских, началась перестрелка - пролетариат потребовал улучшения условий жизни и увеличения пособия по безработице. Днями позже Курт Эйснер провозгласил Баварию социалистической республикой. Король Людвиг Третий пал. Бавария получила статус "Свободного государства" - т.е. отмену наследственной власти, и остаётся таковой по сегодняшний день. Год спустя Республику задушили в том самом районе, где всё начиналось - в Гизинге. По странному стечению обстоятельств именно на месте, где Республика закончилась, капиталисты воздвигли памятник себе - открыли самый первый МакДоналдс Германии в 1971-ом.Collapse )

pipokipp

Нацистская демонстрация невероятных размеров в Мюнхене



В политическом ландшафте Федеративной Республики Германия есть злые карлики. Они настолько малы, что мощная попытка Бундестага запретить этих насекомых увенчалась фиаско в Конституционном суде из-за незначительности влияния на политические процессы в государстве и бессмысленности их существования. Лозунги партейцев аналогичны лозунгам в третъем рейхе. "Хороший Гитлер и насилие улучшат благосостояние" - звучит диковато, но такова логика этих людей.Collapse )

pipokipp

Вилла Бердукса. Мюнхенская сказка о Спящей красавице.



Давным-давно жила-была Спящая красавица по имени Валентин Бердукс. Речь о начале двадцатого века. Бердукс была мужчиной, однако учитывая современную многополярность, жители мюнхенского района Лайм окрестили его виллу "Замком Спящей красавицы". Здесь он появился в пожилом возрасте и прославился постройкой роялей и пианино. После отхода в мир иной, родственники продали дом и исчезли. Много десятилетией комнаты и лестницы дышали теплом. Как лягушка сказала, так и случилось - недвижимость пережила вторую мировую войну, нефтяной кризис, перекупку фирмы музыкальных инструментов.Collapse )

pipokipp

Вюнсдорф. Холодный ветер с востока.



Осенний ветер подул с востока и толкнул меня в спину. Всю дорогу от остановки электрички к воротам я шёл с поднятым воротником пальто, а листопад шептал о казармах, где мне довелось провести целый год. Нет, не в Вюнсдорфе, куда мы прибыли, а в славном городе Виттенберг. Человеческие истории в обоих не отличались.Collapse )