pipokipp


I am russian. I wear fufajka, valenki and shapka-ushanka.


Previous Entry Share Next Entry
Иммигрантский дневник. Часть № 45.
pipokipp


6.
Корабль был красным. Моросилово закончилось и теперь на палубном кране ёжились чайки. Прямо над надписью "Томас Манн, Гамбург" за подъехавшим автомобилем внимательно наблюдал человек. Именно так я представлял себе капитана немецкой подводной лодки времён Второй мировой - с бородой и в белой фуражке. Вынув табачную трубку из рта, он криком поприветствовал моих охранников и спешными шагами скользнул к трапу. Их разговор был совсем недолгим. Капитан принял бумаги и постановления по поводу моей личности, ругнулся и повёл меня в каюту.

Вся жилая инфраструктура судна располагалась в задней части. Прогромыхав по железным ступенькам, мы очутились в уютной комнате, украшенной миниатюрными штурвалами и якорями. Сев за стол, капитан начал беседу по-английски, но моё: "Мы можем говорить по-немецки" округлило его зрачки и он удостоил меня мимолётным поворотом головы.
- Из Зеебрюгге, значит? Нелегал?
- Да !
- Трудно было ? -  спросил он, просверливая взором якорь в рамочке, висевший на стене.
- Да так себе. Потянет.
Меня интересовала внешность морехода. С таким лучше не связываться. Всхрапывающая манера вести разговор, борода и обветренные веки поддавали авторитетность его словам. Однозначно, что он думал больше чем того требовали обстоятельства, но свои мысли выражал латунным способом.
- Ночью?
- Да! Там порт не охраняется совсем. Вот и залез в фуру. Мне...
Знаком руки, капитан прервал мой пассаж. Выпустив клуб белого дыма из трубки, он пожал плечами и ехидно молвил.
- Собак надо!
- Против собак есть тоже пара средств.
- Против всего есть пара средств! - с этими словами, он резко поднялся и высунувшись из рубки наружу, криком позвал матроса.

В моё расположение предоставили каюту отдалённо напоминающую купе в двухспальном вагоне, но без окна. В лучшую сторону её отличало наличие персонального туалета. Бросив рюкзак на свободную койку, я понял, что предоставлен самому себе. Наконец то никто меня не охранял. Пройдя по коридору, я вышел на свежий воздух. Микроавтобус всё ещё стоял около трапа. Английская власть хотела убедиться, что я покинул страну окончательно и зябко ожидала, когда судно отдаст швартовы. Погрузка уже закончилась и теперь матросы подтягивались к кают-компании. На палубе суетилась только парочка в грязных робах.

Отправление корабля казалось мне спасительным ритуалом. Вода забурлила и расстояние между боротом и пристанью изменило угол. Дребежжание лебёдок на долгие секунды прервал протяжный стон. "Томас Манн" прощался с гаванью. Чайки, испугавшись, подпрыгнули и хаотично закружились над лабиринтом из контейнеров. Внезапно с неба полилась новая хлябь и заставила меня нырнуть в след за всеми - в кают-компанию.

Около барной стойки я познакомился с поваром-португальцем. Накладывая картофельное пюре и котлеты в тарелку, он посетовал на семилетнее наматывание кругов между Бельгией и Великобританией. Долгосрочно зафрахтованное судно, монотонно исполняло роль грузового трамвая. Раз в пол-года моряки уходили в месячный отпуск, чтобы увидеться с семьями. Капитан не имел семьи и в буквальном смысле жил на просторах Северного Моря.

За окном я видел как в пепельной серости проплыл маяк. Кромка берега покачивалась и ныряла. Чем дальше морской челнок удалялся от берега тем сильнее били брызги в стёкла и труднее прокладывался путь для котлеты в желудок. Шторм громыхал надрывистее чем в прошлый раз. Превратившись в земноводное, я собрал волю в кулак и приподнялся над табуреткой. Только бы дойти до каюты. Моё побледневшее лицо не соответвовало улыбке, с которой я благодарил повара за ужин.
- Оставайся. Я тебе фильм на видеомагнитофоне поставлю. - предлагал он.
- Нет-нет. Надо поспать. - отбрыкивался я, понимая, что каждая секунда промедления приведёт к опустошению органов пищеварения прямо к нему под ноги.

Недра унитаза спасительно разверзлись перед моим искажённым лицом. Уперевшись руками и ногами в углы туалета, я не старался. Сделанные из искусственного дерева стены вокруг меня мутно сверкали и жаловались на жизнь. "Томас Манн" взбирался на движущися холмы и катился в преисподню, страданиями прорубая дорогу между душой и желудком. Плавание десятидневной давности - это водевиль по сравнению с пережитым на пути обратно. Сейчас Хачатурян лично плясал танец с саблями, когда очередная волна приближала светильник на потолке к вздыбленным волосам на макушке.

Используя паузу в собственных недрах, я вышел хлебнуть глоток свежего воздуха. Прямо рядом со мной капитан, захлёбываясь от крика, орал на матроса, занимающегося починкой сигнальной лампы. Вставшие на дыбы волны перекатывались через палубу. Казалось, что корабль падает в стальную пропасть. Его нос взрывал тысячи противотанковых мин на пути.
- Что?  Сильный шторм? - спросил я капитана.
- Бывает посильнее!
Смотря на свершавшееся, мне было страшно подумать, что переживали первооткрыватели прошлых веков, штурмуя океаны на своих парусниках. Современный, большой грузовой корабль, построенный из особых сплавов и оснащённый мощным мотором, кряхтел под ударами природы. Подняв воротник джинсовки и вцепившись в поручни, я наблюдал игру Посейдона с ореховой скорлупой, которая всё таки знала своё дело и неумолимо продвигалась вперёд.

Выйдя из транса, я бросился к унитазу. Всё прекратилось внезапно, а на горизонте забрежжила континентальная Европа. Часы показывали около семи вечера, когда трап с громыханем скользнул вдоль красного корпуса и ударился в бетон. Вместе со мной на берег спустился молоденький служащий в шапочке с надписью "P&O". Он провёл меня до будки, где мы скрылись от ветра и стали ждать.

Тех двух бельгийских полицейских я в жизни не забуду. Из туманной мглы появился небритый дед, наверняка имеющий целый выводок внучат и короткостриженный неформал с серьгой в носу. Кутаясь в полицейские пиджаки, они всем своим видом показывали недовольство дурацкой вылазкой. Совершенно ясно, что заниматься неожиданно прибывшим пассажиром у них не было ни малейшего желания. Дед хотел поскорее закончить смену, чтобы начать хвастаться перед компанией одногодков своими потомками. Неформал спешил в Оостенде, так как Зеебрюгге не располагало увесилительными заведениями кладбищенского типа для готов.

Задав стандартные вопросы на немецком языке, они усадили меня на скамейку и произвели фабрикацию бумаги, содержащую следующую формулировку:
"Вы не имеете право на социальную помощь. В связи с нелегальным пребыванием на территории Бельгийского Королевства, просим покинуть страну в десятидневный срок."

Неспешащие руки полиции растянули процедуру на пару часов. В это время я занимался размышлениями о Брюсселе. Из Зеебрюгге в дневное время туда никто едет, а в темноте и подавно. За окном колошматил мерзопакостный ливень. Доеду, а дальше что? - эта и множество других мыслей заставляли ёрничать. Конечно, поездку в Англию, можно рассматривать как неудачу. Но всё же, попытка - не пытка. Мне удалось уйти от долговременного тюремного заключения и многое узнать. Вполне вероятно, что стоит попробовать ещё раз. Ведь теперь маршрут знаком и свершившиеся ошибки удастся избежать. Пускай туманный Альбион так и дремлет в вечном октябре. Наверное это к лучшему. Поговаривают, что там безработица высокая, цены кусачие, люди холодные. Манчестер, Бирмингем, Лондон? Их названия манят, но разве мало ещё городов на свете? Где же оно, заветное местечко для меня ? Может быть в Англии, а может в крохотной деревушке на испанско-португальской границе.

Неформал встал, и медленно, как в рекламе шоколадных конфет, подошёл ко мне.
- Парень, держи!
Я взял бумагу из его безразличной руки.
- Спасибо-спасибо. Я могу идти ?
- Слушай. Погода плохая. Машин нет. Может мне выйти и тормознуть для тебя попутку. Увидишь, моментально кто нибудь остановится. Тебе куда ?
Мы вышли участка и он довёз меня до начала скоростной магистрали. С его помощью, остановился первый появившийся автомобиль. Полицейский поехал на дискотеку, а я помчался в Брюссель.

От окраины бельгийской столицы до урочища Мавроньи мне пришлось добираться пешком. Благо, Брюссель - относительно небольшой город. Минуя дорожные развязки и следуя вдоль кирпичной стены, обрамляющей Ботанический сад, над чёрными крышами я увидел огни небоскрёбов. Первые пешеходы мелькнули на мосту через канал.За очередным поворотом показались закопчёные здания на левом берегу. Тёмные дворцы, возведённые во славу Дракулы и отданные на растерзание голубям, подпирали сводчатый потолок Моленбека. Их заколоченные досками окна были радостным знаком, потому что сразу за этим трухлявым королевством, всего лишь через два мигающих светофора появится неуклюжий угол дома, с незримой надписью "финиш". Ноги топали по брусчатке быстрее, пока не остановились около железной двери. Постучав в окно, я увидел лица Сергея и Мавроньи. Они ещё не легли спать.

- Ну Старый, заходи! Ну чё было?
- Ой не спрашивай. Срочно налейте мне чай.

Усевшись за столом, я сбивичиво начал повествование, а по телу разливалась горячая благодать. Наверное такая же, которой мне так и не довелось отведать за бушующим морем.

По истечении пяти или шести лет, свернувшись на диване и уткнувшись носом в телевизор, я увидел репортаж про морскую движуху нелегалов через Ла Манш. Мои уши сжались в клубок, когда озабоченный голос с экрана объявил, что во время переправы нашли свою смерть десятки и сотни людей..

Продолжение будет

Иммигрантский дневник. Часть № 44.
Иммигрантский дневник. Часть № 43.
Иммигрантский дневник. Часть № 42.
Иммигрантский дневник. Часть № 41.
Иммигрантский дневник. Часть № 40.
Иммигрантский дневник. Часть № 39.
Иммигрантский дневник. Часть № 38.
Иммигрантский дневник. Часть № 37.
Иммигрантский дневник. Часть № 36.
Иммигрантский дневник. Часть № 35.
Иммигрантский дневник. Часть № 34.
Иммигрантский дневник. Часть № 33.
Иммигрантский дневник. Часть № 32.
Иммигрантский дневник. Часть № 31.
Иммигрантский дневник. Часть № 30.
Иммигрантский дневник. Часть № 29.
Иммигрантский дневник. Часть № 28.
Иммигрантский дневник. Часть № 27.
Иммигрантский дневник. Часть № 26.
Иммигрантский дневник. Часть № 25.
Иммигрантский дневник. Часть № 24.
Иммигрантский дневник. Часть № 23.
Иммигрантский дневник. Часть № 22.
Иммигрантский дневник. Часть № 21.
Иммигрантский дневник. Часть № 20.
Иммигрантский дневник. Часть № 19.
Иммигрантский дневник. Часть № 18.
Иммигрантский дневник. Часть № 17.
Иммигрантский дневник. Часть № 16.
Иммигрантский дневник. Часть № 15.
Иммигрантский дневник. Часть № 14.
Иммигрантский дневник. Часть № 13.
Иммигрантский дневник. Часть № 12.
Иммигрантский дневник. Часть № 11.
Иммигрантский дневник. Часть № 10
Иммигрантский дневник. Часть № 9.
Иммигрантский дневник. Часть № 8.
Иммигрантский дневник. Часть № 7.
Иммигрантский дневник. Часть № 6.
Иммигрантский дневник. Часть № 5.
Иммигрантский дневник. Часть № 4.
Иммигрантский дневник. Часть № 3.
Иммигрантский дневник. Часть № 2.
Иммигрантский дневник. Часть № 1.

Фейсбук: https://www.facebook.com/nikolaj.nakropin




Recent Posts from This Journal


promo pipokipp april 7, 15:11 43
Buy for 500 tokens
Давным-давно, ещё в эпоху аналоговой фотографии, жизнь свела меня с замечательным фотографом Жан-Мари Боттекеном. Кажется, это произошло в двухтысячном году, а может быть годом позже. Он уже умудрённый опытом, ушедший от суеты человек, а я - бойкий паренёк. Вечерами мы вместе пили кофе и он…

  • 1
Ой... неговори :-)

Мда уж. Не хилый переплывчик😀

Мдя... не забуду

повезло вам )

Ага, но понял я это уже потом

Ура-ура, история продолжается!
Только до сих пор не могу понять, отчего такая смертность? Вроде ж прячутся в прочных контейнерах и грузовиках. Грузом их что ли давит при качке...

Сам был удивлён, что так много. Задыхались в контейнерах - если без вентиляции то труба, особенно если человек 20 залезут. Тонули. Убивались при попытке залезть или слезть с корабля. Штормит там не хило и всякое может приключится.

А история - да. Продолжается :-)

  • 1
?

Log in