pipokipp


I am russian. I wear fufajka, valenki and shapka-ushanka.


Previous Entry Share Next Entry
Иммигрантский дневник. Часть № 40.
pipokipp


5.
Проснулись от громыхания ключа, открывающего камеру. Блюститель порядка поставил перед нами бумажные стаканчики с кофе и приказным тоном отчеканил:
- Одевайтесь!
- А куда нас теперь? - поинтересовался Анвар лелейным голоском.
Но дверь уже захлопнулась, отдавая резонирующим эхом и содрогая стены помещения. Выпив утренний напиток, мы спешно оделись.

Безликое ощущение обречённости владело чувствами на выходе и в течении нескольких секунд, которые стражи вели меня и моего спутника вдоль аккуратной кирпичной кладки тюремного коридора. Так шли белогвардейцы на расстрел. Так двоечник несёт годовые оценки домой. Нас вывели на улицу. Набирающее силу утро заставило зажмуриться. Полицейские физиономии и их молчание не предвещали ничего хорошего. Видимо, только что заступила новая смена, не успевшая окончательно войти в привычный ритм. Вчерашняя ночная темнота сменилась холодной белесой хмарью. Железный конь фыркнул, дёрнулся и его копыта тревожно застучали по дорожному покрытию.

Анвар виновато смотрел в автомобильное кресло перед собой.
- Вот ведь вляпались. Слушай, а ты... - это единственное, что он успел произнести.
Обернувшийся через плечо охранник строгим взором остановил попытку начать разговор. В машине повисла субконтроктава минорной тональности. Заиграл похоронный марш. Ударили склянки. Туман сгустился, когда мы поехали в гору. Полицейская машина сбавила ход, а её водитель неодобрительно покашлял и показал своему коллеге на мгновение появившийся знак, изображающий скрещенные ножик и вилку.
- Ага. Купим кофе. - кивнул другой.
Ещё минут семь мы скользили в тоннеле тумана и завалились в сторону от резкого поворта и снижения скорости. Полицейский задвигал рукой на рычаге переключения передач и чуть позже всё остановилось.

Мелькнула зелёная куртка с моей стороны. Открылась дверь.
- Так. Выходите!
Анвар встрепенулся и полез за мной на выход. Нас поставили около капота. Вручив в руки скарб, стражи закона сухо попрощались и уехали к ресторану. На паркинге, в двадцати метрах от нашего местоположения виднелся одинокий красный корпус "жучки" - моей машины. Это была то самое злополучное место, где нас повязали вчера. Толика и Сергея рядом не было.

От неожиданности мы не сразу поняли, что нас отпустили. Дождавшись, когда полиция окончательно исчезнет, мы перекусили. Грам травы, найденный в кармане, не пройдёт бесследно - в девяностые годы Германия строго наказывала за мельчайшие нарушения закона об одурманивающих веществах. Друзья пропали. Их точно не отпустят за нелегальность. Поэтому придётся ждать новостей в виде очередного события, дошедших слухов или письма, написанного размашистым почерком Сергея.

Залёт делал для меня практически невозможным продолжение любых попыток остаться в Германии. Несколько прожитых лет подарили знание этой страны, я влюбился в Мюнхен и познакомился с людьми, но теперь поданное обжалование через адвоката - это утлый плотик с порванным парусом и повисший флаг без вида на остров. Мизерный шанс позитивного решения Комиссией по делам беженцев свёлся к безвыходному нулю.

Только сейчас я начал приходить в себя и завёл мотор. Первый дорожный указатель окончательно вернул меня и Анвара в привычное состояние - "Мюнхен 320 километров, Нюрнберг 157 километров". Долгожданная небесная синева разорвала белую завесу. Последствия не имели значения. Вокруг дремали зимние виноградники, а Фиат одержимо нёсся от города к городу.


6.
Всего пятьдесят метров сухой зимней травы и лесозащитная полоса отделяет автобан "Франкфурт на Майне - Мюнхен" от высокой бетонной стены. Деревья и плющ почти полностью закрывают её от постороннего взгляда и одинокая высоченная башня торчит тупой иглой на фоне холмов. Местные жители знают, что здесь находится ашаффенбургская тюрьма. Две ёлки и фонари пытаются скрасить эту грустную святыню немецкого правосудия, стоящую на самой окраине города. Вышедшие на волю, находящиеся в заключении и их охранники имеют подробное представление он инфраструктуре, прячущейся за шлагбаумом и автоматическим дверями с табличкой "Принудительное учереждение". Оно пользуется славой "самой кислой немецкой тюрьмы". Людские преступления и трагедии сопровождаются в этом месте зевотой и обсуждениями обеденного меню.

Двадцать семь койко-мест в ашаффенбургской тюрьме выделено для нелегалов и личностей, которым предстояла депортация. Их держат отдельно в помещениях не предназначенных для долгой отсидки. Выход отсюда только с наручниками на руках и в одном направлении - в сторону ближайшего аэропорта. Перед вылетом покормят перпелиными яйцами, франконскими сосисками и дадут упаковочку с печеньками, чтобы человек не проголодался в дороге. Ведь она может быть не близкой - Вьетнам, Нигерия, Пакистан, Болгария, Румыния и множество других частей света, включая страны бывшего Советского Союза. Печальная рука готовящегося к депортации обитателя накарябала на обеденном столе в столовой слова: "Лучше умереть чем назад домой". Люди здесь очень грустные и родственники к ним не приходят.

Анвар и я выпиливали виражи на немецких дорогах, а Сергея и Толика повезли именно в тюрьму на окраине Ашаффенбурга. В тени прямоугольной башни они провели неделю. Толик проклял Германию и повторял как заведённый: "ноги моей здесь больше не будет", а Сергей отмалчивался и с каждым часом становился злей. Он не хотел в Санкт Петербург ни под каким соусом.

Утром седьмого дня к друзьям подошёл служащий, выполняющий роль почтальона и вручил в руки уведомление о явке в суд. Немецкая юстиция решила разобраться в их случае по полной программе. Слушание назначалось на следующий день. В храм Фемиды друзей привезли в наручниках и ввели в зал, оказавшийся обычной большой комнатой с офисной мебелью, напоминающую классный кабинет в школе. Скамья подсудимых преставляла из себя два деревянных стула, стоявших перед судъёй. Присутствовало несколько человек - полдюжины студентов с юридеческого факультета, переводчица, бесплатный адвокат, прокурор и судья Хубер, облачённый в чёрную мантию.

Обвинительный акт являлся стандартной процедурой. Монотонным голосом судья зачитал его содержание. Всё это время прокурор одобрительно качал головой - он был единственным действительно интересующимся человеком, а адвокат посматривал на часы. Его ожидало следующее заседание. В самом конце, судья Хубер спросил обоих законников: согласны ли они с зачитанным? Оба утвердительно закивали.
- Прошу всех встать! Приступаю к вынесению приговора. - глухим голосом обьявил судья. - За содеянные преступления приговариваю нарушителей к депортации в Российскую Федерацию. Исполнение приговора назначено на неопределённый срок, после выполнения всех необходимых формальностей, необходимых для процедуры. Что желают сказать подсудимые?

Толик обмяк на стуле. Недельная отсидка негативно сказалась на восприятии им действительности. Помотав головой, он взглянул на Сергея, который произнёс небольшую речь с видом Давида, обращающегося к Голиафу перед подвигом. Его немецкий язык был ломанным, но он владел им достаточно хорошо, делая лишь ошибки в артиклях и, иногда, употреблял не совсем корректное словцо. Помощь переводчицы не потребовалась
- Уважаемый господин судья Хубер! Уважаемые дамы и господа! Я понимаю то, что вы делаете. Я хорошо понимаю вас. Мне и моему другу предстоит депортация. Наверное, это хорошее решение. Это ваша работа и вы должны её исполнять.
Сергей набрал в грудь побольше воздуха, кратко посмотрел на Толика, потом на судью и пристально глядя ему в глаза громким голосом продолжил:
- Теперь, когда решение вынесено, то мне хочется сказать всем клятву от собственного имени и имени моего товарища по несчастью. Клянёмся всеми святыми, Богом и ангелами, что с этой минуты мы оба отказываемся от пищи и воды. Любая принесённая в камеру снедь будет выброшена в туалет.

По залу пошёл тихий шопот, а переводчица нагнулась к Сергею и зашуршала голосовыми связками:
- Ты что сумашедший? Прекрати!
- Слушай, ты... ты выйдешь отсюда и пойдёшь к своему казахстанскому мужу, а меня уведут в наручниках. Примолкни! - парировал Сергей.
Прокурор переговаривался с судьёй и когда закончил, откинулся в стуле назад, а наш герой бросил ещё одну увесистую гантелю на весы доводов:
- Более того, я заявляю со всей ответвенностью человека, который находится при светлом уме и в доброй памяти, что с этого момента я буду бить руками, ногами, хватать за горло и грызть любого кто войдёт в мою камеру. Это будет независимо от его возраста и должности - полицейского, священника, женщину и даже ребёнка... пока я не умер от голода из за отказа от пищи и еды!  Прошу занести это в протокол.

В зале воцарилось молчание. Своим заявлением Сергей вышиб даже прокурора из колеи. Двухметровый рост, широкие плечи и спортивный темперамент нарушителя внушали уважение.
- Что вы предлагаете? - нарушил тишину судья.
- Этого ничего не случится, если Вы депортируете нас прямо из зала суда на территорию... Бельгии! - звучала концовка.
Судья поблагодарил за эмоциональную речь и объявив небольшой перерыв для совещания, попросил удалиться всех присутствующих, кроме прокурора и адвоката. Через пять минут решение было вынесено. Когда все уселись и замолкли, то судья окинул зал, замерших студентов, Толика с Сергеем и сказал одно единственное слово:
- Хорошо!!!

Ирония жизни распорядилась так, что наших героев везли в Бельгию двое из тех самых криминальных полицейских, которые арестовали всю нашу компанию около ресторана, На этот раз они были в униформе, весь путь переговаривались недовольными голосами и не удосужились снять наручники.

На границе нет пограничного контроля, но в соседней деревне, уже на другой стороне, нашёлся полицейский участок с заседающими в нём бельгийцами. Немцы расшаркались около входа и передавая преступников отдали честь, деловито подставляя ладони к козырьку фуражек. Когда они ушли, то бельгийцы сели на прежние места, переглянулись и старший по званию лениво произнёс:
- Проваливайте и чтобы мы вас здесь больше не видели.
Толик и Сергей бросились к дверям и автостопом вернулись в Брюссель.

Продолжение будет

Иммигрантский дневник. Часть № 43.
Иммигрантский дневник. Часть № 42.
Иммигрантский дневник. Часть № 41.
Иммигрантский дневник. Часть № 40.
Иммигрантский дневник. Часть № 39.
Иммигрантский дневник. Часть № 38.
Иммигрантский дневник. Часть № 37.
Иммигрантский дневник. Часть № 36.
Иммигрантский дневник. Часть № 35.
Иммигрантский дневник. Часть № 34.
Иммигрантский дневник. Часть № 33.
Иммигрантский дневник. Часть № 32.
Иммигрантский дневник. Часть № 31.
Иммигрантский дневник. Часть № 30.
Иммигрантский дневник. Часть № 29.
Иммигрантский дневник. Часть № 28.
Иммигрантский дневник. Часть № 27.
Иммигрантский дневник. Часть № 26.
Иммигрантский дневник. Часть № 25.
Иммигрантский дневник. Часть № 24.
Иммигрантский дневник. Часть № 23.
Иммигрантский дневник. Часть № 22.
Иммигрантский дневник. Часть № 21.
Иммигрантский дневник. Часть № 20.
Иммигрантский дневник. Часть № 19.
Иммигрантский дневник. Часть № 18.
Иммигрантский дневник. Часть № 17.
Иммигрантский дневник. Часть № 16.
Иммигрантский дневник. Часть № 15.
Иммигрантский дневник. Часть № 14.
Иммигрантский дневник. Часть № 13.
Иммигрантский дневник. Часть № 12.
Иммигрантский дневник. Часть № 11.
Иммигрантский дневник. Часть № 10
Иммигрантский дневник. Часть № 9.
Иммигрантский дневник. Часть № 8.
Иммигрантский дневник. Часть № 7.
Иммигрантский дневник. Часть № 6.
Иммигрантский дневник. Часть № 5.
Иммигрантский дневник. Часть № 4.
Иммигрантский дневник. Часть № 3.
Иммигрантский дневник. Часть № 2.
Иммигрантский дневник. Часть № 1.


Фейсбук: https://www.facebook.com/nikolaj.nakropin




Featured Posts from This Journal


promo pipokipp november 9, 18:09 61
Buy for 500 tokens
27. Адвокат с фамилией Борман 1.Приехал и снова уехал брат. Он привёз российский загранпаспорт, купленный им для меня у ментов. Испустили дух Фиат и Форд Гранада. Их ржавые тела безмолвно коптились под весенними лучами около подьезда в фраздорфский дом. Жильцы богадельни сменили куртки на…

  • 1
Сергей - красавчик.

Это был звиздец.
Он, кстати, в гости приезжал ко мне два месяца назад :-)

Круть. Главное, что Сергей нашел что сказать и не смолчал.

Ооо да. Нашёлся в нужную минуту :-)

А как так быстро выпустили? Даже если допустим нарушение условий проживания не преступление,то уж трава-то однозначно залет! А тут прям выкинули почти за дверь. Как так?

Слишком мелкое, чтобы держать в тюряге. Это уже в Баварии было - законы строже. В сосднем Гессене могли даже тогда нафиг послать без ареста. Последствия будут ещё... но позже.

Последствия - нужно было запихать в рот и жевать.. но не водителю)).. потребление не штрафуется, а вот ношение.. хотя щас вроде за 1 гр. ничего не будет.. занесут в пометки, не больше..

Всё очень внезапно произошло. И eсли жевать то с пакетиком :-) Вообщем влипли. Ну а щас до 6-и грамм ничего не будет. Либерализировали сильно.

Тогда нужно было сделать так:



А уже потом так:


Хехехе.
На первом видео... Нас именно так заломали, когда случай в Бельгии.. с Михайло & company.
Бррррр... не забуду никогда :-)

Ну просто странно что во так, ни предупредили, ни объяснили, ни пригрозили, никаких справок\расписок\предписаний\повесток. Выпнули и "пока". Видимо потом бумажки все судебные придут по адресу регистрации?

КонЭчно. Но не буду забегать. Аукнется ещё.

Ждём-ждём, прям роман в письмах получается :)

Письма друзей, кстати, сохранились.

Не читал с самого начала, в какие годы это происходило?

Именно этот момент в самом начале 97-го года.

и зачем ухудшать вашу лень?

ох.. это было круто)))

Мдя... не то слово. Крупно повезло.

У вас до сих пор это все настолько ярко сохранилось в памяти? Все эти детали, типа знака нож-вилка или ели, это воспоминания или художественный вымысел?

Помню. Заехали они туда именно кофе купить... ну и нас "выкинуть" около моей машины.

Круто речь задвинул )) Интересно, готовился мысленно в камере или экспромт?
А вообще, наверное, это редкий случай, когда угрозы и шантаж действуют на судей? Судья прифигел от такой наглости?

Экспромтом, конечно. Он парень такой (уже дядька теперь) :-) :-)
Шантаж действует плохо, но немецкие судъи готовы к компромиссам и торгуются. Я сам судился несколько раз... ну и суд на торговлю похож. В стиле "ты мне то... я тебе это"

Что, и за тяжкие преступления торгуются? Или только за мелкие и нелегалы всякие.

За все... в разумных рамках.

Пока прочел 4 части. Обязательно прочту всё. )

Спасибо, что читаете :-)

Ну и Сергей!!!

Дочитал до момента с депортацией в Бельгию вместо России и не выдержал, сказав вслух в полпервого ночи "Да не может быть, как так!"
Читаю вашу историю уже третий вечер, и перманентно нахожусь в восторге, даже по картам прикидываю маршруты, фото городов тоже смотрю попутно)

Спасибо огромное, что читаете. Только вернулся из двухсполовиной месячного путешествие. Скоро будет новая часть :-)

А с депортом... даааа... повезло тогда :-) Таковы правила депорта - в ту страну, откуда прибыл. Была Бельгия.

  • 1
?

Log in