pipokipp


I am russian. I wear fufajka, valenki and shapka-ushanka.


Previous Entry Share Next Entry
Иммигрантский дневник. Часть № 39.
pipokipp


2.
Толик - коренастый, короткостриженный парень. Кепка-аэродром и кожанка придавали ему деловой вид. Дел у него в действительности было множество - он работал в теплице, перетаскивая горошочки с цветами из одного угла в другой, а в свободное время слонялся по средневековым улицам в поисках удачи. Предположительно, что в Ижевске Толик считался регулярным гопником. В Генте он начал мечтать. Впервые это произошло по обкурке.

В такие минуты его лицо расслаблялось и бледнело. Откинувшись на достигшем пенсионного возраста диване, Толик опускал веки, вынимал вечный косяк изо рта и вёл речь о мягком песке на австралийском побережье, об убитой акуле и двух загорелых женщинах неземной красоты. Гамак покачивался между благородными пальмами. Правой рукой, Толик обнимал одну из красавиц за талию, а левой - нежно разглаживал волосы у другой. Обе любили его одинаково крепко. На счету в банке лежало несметная сумма денег, а на опушке джунглей сверкал личный припаркованный кабриолет. Мечатель попыхивал косячком, а мы с уважением ждали окончания повествования. Он часто повторял свой рассказ. Иногда его форма незначительно менялась и появлялись новые подробности. Если Толик хотел пить, то - "чтобы бокал с ананасовым соком в руках". Если он хотел сыграть в карты - "сижу в гамаке с двумя прелестными девушками и играю в покер". Он дразнил хамелеонов, смотрел на закат, полоскал горло шампанским и тропическими вечерами читал "Война и мир". Кстати, именно в этот момент на столе перед ним в реальной жизни лежала книжка "Учебник фени" - языка уголовников, написанный офицером милиции, охранявший преступников много лет чуть-ли не под Магаданом.

Таким я увидел его впервые - добрым мечтателем. Он жил на чердаке, в однушке без кухни. Засаленная плитка стояла на подоконнике. Через крохотные окошки, похожие на амбразуры, с трудом просачивался солнечный свет. Поэтому лампа не выключалась весь день. Он не был отшельником. Вокруг сновало множество разнообразных людей и он как поэт, держал планету в кармане, хотя кроме Ижевска, Москвы и Бельгии нигде не был.

Сергей ввёл Толика в курс дела по поводу Англии. Обитатель Гента относился к предприятию скептически:
- А если ментура в гавани словит?
- Ну так что? - возражал Сергей. - Посидит в тюрьме, а потом отпустят. Делать ведь надо что-то. Или у тебя есть предложения лучше ?
Толик подумал и спокойно ответил:
- Может сразу в Канаду?

Однажды, в антверпенском порту я видел огромные океанские корабли, везущие груз в отдалённейшие части света. Легко сказать про Канаду, но переправится туда не просто сложно. Это серьёзное предприятие. Сравнение нелегального въезда в Англию и Канаду озаботило меня. На самом деле, обе задачи мало отличались друг от друга. Единственная разница - вместо нескольких часов в пути, ожидало десятидневное морское плавание в трюме или контейнере. В проникновение на корабль тайком, разницы нет.

- Поговорю с белорусами. Они про Англию в курсе. - Сергей, имел ввиду трёх своих приятелей из Минска, которые осуществили переправу через Ла Манш, но вернулись обратно, решив что брюссельская "жировка" их устраивает больше чем туманное гостеприимство любителей пудинга.
- Ладно ребята, давайте спать! - Толик выпустил последние клубы сладкого дыма и встал с дивана.
Сергей и Анвар согласились. У Толика была лишь одна кровать. Поэтому мы спали рядышком на полу. Матрасом служили наши собственные куртки.

Весь следующий день мы гуляли по Генту. Ошарашивающая красота этого города способа превратить любого гопника в кепке в поэта. Она указывает на ошибки. Заставляет переживать за огромный гелиевый шар с туристами, зависшим над шпилем ратуши. Гент отдан прихотям ветров и дождей, но сегодня бирюза неба отражалась в окнах квартир, холёные дамы и их кавалеры - в витринах и наша компания - в вечных лужах фортуны.

Мы зашли в бар. Мраморный камин щёлкал дровами и вкус пива окончательно отвлёк от забот.
- Слушайте, ребята. А Альпы это очень далеко? - спросил Толик.
- Примерно семь-восемь часов езды. А что?
- Думаю, что может с вами съезжу на несколько дней. Работы сейчас нет. Патрон в отпуске. Так хоть горы посмотрю.
Одурманивающее действие конопли и Гент окончательно сделали из него романтика. Сентиментальная натура расплакалась бы сейчас, глядя на любопытный блеск глаз из под кепки-аэродрома. Удивительно, что Толик ещё в кружок ботаники не записался. Он задавал вопросы об опасностях пересечения границы и полиции на дорогах. Возможность ночлега имелась в моей квартирке в Бад Айблинге. Всё складывалось.
Сергей, зная прелести Альп, поддержал:
- Да. Я тоже! Завтра рванули? В жучку все влезут. - Под "жучкой" он имел ввиду хромой Фиат Панда, на котором мы приехали. - Побудем недельку, потусим. А назад на поезде вернёмся.
Обрадовались все, так как план на самом деле был замечательный. Ожидала весёлая дорога, новые встречи в Розенхайме, и самое главное - Толик может посмотреть на Баварию из поднебесъя. С белых вершин, подпирающих пушистые облака или, если не повезёт, то низкобреющие тучи-бомбардировщики. Тогда мы в горы не поедем.
- Толик, мы тебя на горных лыжах научим кататься!
- Да? Правда? Там есть горные лыжи?
- Слушай, конечно есть. Это же Альпы! Прикинь, какая круть!
Я и Анвар, наперебой расхваливали баварские городки, озёра, наших азюлянтов. Дескать, найдёт "братьев по разуму", немецких коллег у которых "всё по другому".

Вернувшись домой, мы похихикивая занялись изучением "Учебника фени". На следующее утро предстояло возвращение в сопровождении двух друзей. Перед выездом, я положил в карман крошечный пакетик с одним грамом травы, купленной у уличного барыги-африканца. Тогда я не курил даже сигареты и пакетик предназначался приятелю в качестве подарка к предстоящему Дню Рожденья.


3.
В Бельгии мной была получена необходимая информация. Прыжок на корабль и пересечение пролива, отделяющего континент от островов - задача вполне выполнимая. Нужно уволиться с работы, аннулировать контракт по съему жилья и сделать несколько прочих незначительных дел.

В воскресенье путь лежал в противополженном направлении - мы возвращались. Я и Сергей сидели на передних сиденьях, а Анвар и Толик сзади. Обогнув Брюссель, мы подъезжали к Германии. Километрах в двадцати, Сергей начал подтрунивать над Толиком:
- Смотри у меня! Немецкие полицаи - это тебе не бельгийцы. Они толерантную трескотню разводить не будут. Если сцапают, то считай что всё! Ждёт тебя Ижевск и родной удмуртский дом. Они там выглядят по другому. Смотрел фильмы про войну? Вот! Полицейские очень похожи на гестаповцев из "Семнадцать мгновений весны".
Толик смеялся, а я поддакивал. Анвар ещё не имел полицейского опыта, но знал, что в словах Сергея есть доля истины. Более того, всё намного хуже чем он утверждал.

Сразу после переезда границы погода испортилась и пошёл дождик. Около Кёльна мы увидели несколько полицейских автомобилей с включеными сиренами. Они стояли на обочине автобана. Сергея обрадовал этот вид. Он продолжал пугать Толика и приговаривал с весёлым сарказмом в голосе:
- Вон видишь. Это они поджидают нас.

Сергей и Толик находились в Германии нелегально. Если первому терять нечего  - бельгийская роль человека-тени ему привычна, то со вторым ситуация обстояла по другому. Толик добился долговременного пребывания и имел право на трудовую деятельность. Его работа в теплицах официальна, он платил налоги, имел банковский счёт и прочую атрибутику, характеризующую среднестатистического мещанина. Он даже мечтал об Австралии.

Заправив автомобиль, мы постепенно приближались к Мюнхену. Иногда беседа стихала чтобы через минуту снова взорваться шутками и шумным смехом. Дискутируя, Сергей и Толик бурно жестикулировали. Анвар смеялся над ними, а в паузах пялился в окно. Наконец-то показался особый знак с гербом и надписью: "Бавария приветствует Вас!" До дома оставалось четыре часа езды. Наступил вечер.

В северо-западной Баварии течёт река Майн. Густая темнота скрыла зимние виноградники на его берегах. По обе стороны автобана лес и лишь щиты с названиями городов шепчут водителям, что они следуют правильным курсом. Дорога вьётся гигантской гирляндой сквозь тьму по холмам, мимо редких деревенских огней. Видно как прикуривает водитель в машине, идущей рядом в потоке, ребёнка прижимающегося к стеклу на заднем сиденьи, парочку влюблённых, командировочного в пиджаке и сотни других мелькающих лиц и теней. Кто-то из них жмёт на газ, вырываясь вперёд и мчит напролом через космос. Педаль в Фиате надавлена до упора, но максимум скорости достигнут. Пускай обгоняют, а я хочу сендвич в придорожном кафе.

Спутники тоже проголодались. Посовещавшись, мы решили сделать остановку около ближайшей закусочной. Около Ашаффенбурга она появилась из мглы.

Съехав с автобана, я вырулил к зданию с остроконечной крышей и огромными окнами. Паркинг пустовал. В окнах ресторана виднелись несколько классических фигур, сделавших остановку. Поскрипев сиденьями, мы вышли. Потянувшись, разминая кости и вдыхая свежий воздух, я встал около ещё открытой двери и поджидал, когда Толик найдёт свой кошелёк в багажнике. Он кинул туда свою сумку ещё в Генте. Слышался шум его возни и вдруг...


4.
... три огромные BMW внезапно появились около моего автомобильчика. Они материализовались из темноты как по велению волшебной палочки. При торможении, одну из них с визгом занесло. Машины преградили путь отступлению, а в следующую секунду около нас стояли широкоплечие мужчины лет сорока. Один из них сунул мне под нос ксиву, запечатанную в блестящий полиэтилен и представился:
- Криминальная полиция! Предъявите ваш, аусвайс.

Без того круглая физиономия Толика округлилась ещё больше, а Сергей обмяк как осенний лист. Всю дорогу Толик мало верил в мистические свойства немецких властей и соприкаснулся с ними, будучи нелегально в Германии. Двое из прибывших обыскали меня и нашли пакетик с травой. С некрываемой радостью, они показали находку коллегам, а те уже поняли, что бельгийская часть нашей компании не имеет никаких документов. Громила с рыжими кудряшками толкнул начальника-усача под локоть. Усач одобрительно кивнул и произнёс, чтобы все слышали:
- Молодцы. Хорошо сработано!

Нас запихнули в разные машины и на бешеной скорости повезли в полицейский участок. Фиат остался стоять на прежнем месте. Арест был моментальный.

Полиция не хватает первого попавшегося. На вопрос, почему проконтролировали именно нас, может быть дан лишь следующий ответ - наличие необыкновенного нюха и многолетнего опыта у людей, которые следят за порядком. Выловить из тысяч огней на автобане один, который покажется странным и попасть в яблочко - это достойно уважения. Через четверть столетия я не перестаю удивляться ежедневному качеству работы профессионалов в своём деле на охране людей и закона.

В участке начался допрос. Мне попался черноволосый полицейский. Он с энузиазмом задавал вопросы и бесперебойно стучал по клавиатуре компьютера.
- Откуда Вы знаете людей, находившихся с Вами в машине?
- Я знаю только Анвара. Двое других мне не знакомы.
Пытаясь любыми путями облегчить их участь и избежать несовпадений между моим допросом и допросами попутчиков, я решил скрыть как можно больше информации о них. Отрицание знакомства давало Сергею и Толику определённый простор в запутывании следов и смягчении наказании.
- А каким образом они оказались у Вас в автомобиле?
- Подобрал двух австостопщиков не доезжая Франфурта. Мы всего-то минут сорок вместе ехали. Максимум - час.
Клавиатура стучала. Полицейский выражал явное недовольство ответами и строго продолжал:
- Как тогда адреса обоих оказались в Вашей записной книжке?
Это сложный вопрос и логичная гладкая отговорка не приходила в голову. Поэтому, я выпалил первое попавшееся:
- Знаете, русские очень общительные люди. Они залезли в машину, начался разговор. Так и познакомились. Естественно, я сразу записал их адреса.
Он спрашивал дальше. Наличие травы интересовало его меньше, чем два нелегала. Пытался выяснить, бывал ли я в других странах. Мой ответ звучал сухо:
- Кроме Германии и России нигде.
- Вы ехали в Розенхайм из Бельгии?
- Нет.
- Бывали ли Вы в Бельгии когда-нибудь?
- Нет. Не бывал.
Он распечатал протокол и потребовал расписаться. Прочитав, я положил бумагу обратно на стол, отказавшись, что либо письменно заверять. Полицейский не скрывал неприязнь. Он пододовинул свой стул поближе и тихо зловещще заскрежетал сквозь зубы:
- С тобой разберутся на суде. Уж не волнуйся, мы об этом позаботимся.

Когда меня вывели из кабинета, то в нескольких метрах я увидел Сергея, с виноватым видом сидящего на стуле в окружении двух человек в униформе. Он грустно посмотрел на меня и скрестил пальцы рук, изображая решётку. Кажется, его ожидали последствия серьёзней моих.

В подвальном этаже находилась тюрьма для задержанных. Открылась дверь в камеру. Внутри стояли две кровати и прикрученный к полу столик. На правой кровате сидел Анвар. Мне повезло, что буду ночевать не один. Уже лёжа под одеялами, мы обговорили случившееся и уснули.

Продолжение будет

Иммигрантский дневник. Часть № 38.
Иммигрантский дневник. Часть № 37.
Иммигрантский дневник. Часть № 36.
Иммигрантский дневник. Часть № 35.
Иммигрантский дневник. Часть № 34.
Иммигрантский дневник. Часть № 33.
Иммигрантский дневник. Часть № 32.
Иммигрантский дневник. Часть № 31.
Иммигрантский дневник. Часть № 30.
Иммигрантский дневник. Часть № 29.
Иммигрантский дневник. Часть № 28.
Иммигрантский дневник. Часть № 27.
Иммигрантский дневник. Часть № 26.
Иммигрантский дневник. Часть № 25.
Иммигрантский дневник. Часть № 24.
Иммигрантский дневник. Часть № 23.
Иммигрантский дневник. Часть № 22.
Иммигрантский дневник. Часть № 21.
Иммигрантский дневник. Часть № 20.
Иммигрантский дневник. Часть № 19.
Иммигрантский дневник. Часть № 18.
Иммигрантский дневник. Часть № 17.
Иммигрантский дневник. Часть № 16.
Иммигрантский дневник. Часть № 15.
Иммигрантский дневник. Часть № 14.
Иммигрантский дневник. Часть № 13.
Иммигрантский дневник. Часть № 12.
Иммигрантский дневник. Часть № 11.
Иммигрантский дневник. Часть № 10
Иммигрантский дневник. Часть № 9.
Иммигрантский дневник. Часть № 8.
Иммигрантский дневник. Часть № 7.
Иммигрантский дневник. Часть № 6.
Иммигрантский дневник. Часть № 5.
Иммигрантский дневник. Часть № 4.
Иммигрантский дневник. Часть № 3.
Иммигрантский дневник. Часть № 2.
Иммигрантский дневник. Часть № 1.


Фейсбук: https://www.facebook.com/nikolaj.nakropin




Featured Posts from This Journal


promo pipokipp april 7, 15:11 42
Buy for 500 tokens
Давным-давно, ещё в эпоху аналоговой фотографии, жизнь свела меня с замечательным фотографом Жан-Мари Боттекеном. Кажется, это произошло в двухтысячном году, а может быть годом позже. Он уже умудрённый опытом, ушедший от суеты человек, а я - бойкий паренёк. Вечерами мы вместе пили кофе и он…

  • 1
учебник фени-это круто. что запомнил?

Запомнил, что феню придумали купцы в стародавние времена, а не уголовники. С целью скрытия истинных намерений от людей вокруг. Чтобы никто не понимал о чём говорят.

И вот тут уже казалось бы все, конец, здраствуй матушка-Россия да казенный дом... Но! Мы же знаем, что все кончилось в итоге не так. Интрига, интрига! :-D

Прикол в том что это случилось на самом деле. Только имена изменены. Сам удивляюсь.

ни фига же поворот сюжета!

Мдя.... разведочка... блин. :-) В Альпах на лыжах покататься нелегально... :-D

отказавшись, что либо письменно заверять.

На всякий случай, или были причины?

Re: отказавшись, что либо письменно заверять.

Да упаси Бог что-то там подписывать в таком случае. Де факто - признание вины сразу.

  • 1
?

Log in