pipokipp


I am russian. I wear fufajka, valenki and shapka-ushanka.


Previous Entry Share Next Entry
Иммигрантский дневник. Часть № 36.
pipokipp


19. Люди, идущие мимо, с билетом в один конец
1.
В большинстве газет самое важное - это её название. Его шрифт и размер. Предпочтение отдаётся псевдоготическим буквам. Скандалы на первых листах сопровождаются фотографиями, чередующимися с рекламой. Чем дальше листаешь, тем мельче статьи. Эмоции превращаются в сводки погоды и гороскоп. Больше половины - это разнообразные объявления. Продажа мебели, старых граммофонов, подержанной детской одежды, велосипедных покрышек, бетона и всего, что душа пожелает - газеты бурлят торговлей, информацией и похоронами. Умирет человек и сразу-же грустный крестик на одной из страниц с подписью "Ушёл с благочестием", а по соседству изображение пылесоса и чёткий курсив: "Пылесосы прямо со склада". Наиболее броская надпись в журналистской литургии - слово "Печальная помощь". Чуточку пожирнее к нему вплотную прибито вечное: "Подумай". Так называется крупнейшее похоронное бюро Германии.

Немецкие газеты - это самое большое кладбище в мире. Переход миллионов людей в загробную стадию зафиксирован на шелустящих страницах. В конце, под списком имён работников редакции и адресом, с городостью обязательно сообщается, что "напечатано на вторично-переработанной бумаге".

Булькнул банковский счёт, наверх пошли пузыри и однажды в руках зашелестела пахнущая типографской краской многотиражка с бесконечными столбцами объявлений и поминовений усопших. Газета была тяжёлой и часть, в которой опубликованы курсы акций и биржевые сводки весила не менее чем сто грамм. Приблизительно пятьдесят - вес объявлений о продаже автомобилей. Помыслы о роскошной езде за рулём собственного четырёхколёсного транспортного средства исключались из списка актуальных желаний. Остуствие водительских прав делали этот раздел научной фантастикой.

Наконец-то в недрах, между могильными крестами и приглашениями в отпуск по доступным ценам, показались квартиры. Отбрасывая названия незнакомых и далёких деревень, я отыскал взглядом заветный Бад Айблинг, где предполагался поиск жилища. В одном из квадратиков лаконично стоял набор сокращений, обозначающий количество комнат, дату въезда, размер залога, месячной платы и телефон. Приглянувшаяся комнатка в трёшке стоила всего 300 марок вместе с коммунальными услугами.

Позвонив и затем посетив квартиру, находившуюся на окраине, я увидел опрятный баварский дом с запорошенными цветочными клумбами около входоной двери. Владелец не производил впечатление зануды. Он показал комнату, ещё находящуюся в стадии ремонта. Совсем маленькая, десять квадратных метров, но с окном выходящим в поле и высоким хвойным лесом, темнеющим вдалеке. Осталось лишь дождаться.

Может показаться банальным обыкновенный переезд. Однако, после ночлегов на улице и зимовки в хрупкой будке, это не совсем ординарное событие. В день переезда, я побросал все манатки в рюкзак и полиэтиленовые пакеты, расплатился с Иваном и обвесив велосипед скарбом, направился в новый дом. В комнату квартиросдатчик поставил дешёвую, но новую мебель - стол, стул, кровать и шкаф. Что ещё нужно для быта? Когда прочные стены вокруг и черепичная крыша, новенькое одеяло вместо дюжины дерюг и уже не пугает темнота за окном. Она делает уютным свет ночника. Лёжа в кровати и засыпая, я трогал стену рукой и не верил, что она из камня. Впервые, из камня, с того самого дня, когда год назад в Москве хлопнула дверь за спиной.

2.
С лесного родника начинает свой путь большая река. Подземная тайна рождает игривый бег. Шумят дожди, усиливая его, делая зрелым и придавая ему мощь. Это русские из Казани, татары из Кишенёва, украинцы из Киева, белорусы из Орехово-Зуево, немцы из Чимкента, евреи из Бобруйска - они шли один за другим, превратившись в широкий поток. Каждый - новая капля в элементарной алхимии воды. Они прилетали на самолётах, на поездах через несколько границ, топали пешком. Они заколачивали ставни в домах, бросали квартиры и шли... шли... шли... пугливо, но не сбавляя ход. Волна за волной, всех сословий, национальностей с Востока к своей новой Земле Обетованной.

На заводе появился Паша Заяц. На самом деле, у него типичная немецкая фамилия Зайц. Но в момент знакомства он представился "зайцем". Потом его жена - тоже Заяц. Пышногрудая шестнадцатилетняя дочурка зайцев пошла в незнакомую для неё школу. Она уже мечтала стать зубным врачом, поэтому папа и мама впахивали на заводе, расчищая ребёнку путь в будущее.

Стою с этой парочкой в заводской курилке и мы перешучиваемся:
- Товарищ Заяц, позвольте Вам представить товарища Зайца!
Паша смеётся. Он дядька с юмором и подкаблучник. Свою жену побаивается и исполняет её любой каприз. Когда он рядом с ней, то немного сгорблен и смотрит снизу вверх. Но он умел играть на скрипке. Родной брат Паши, разумеется истинный Заяц - на гитаре. Приходя к ним в гости, если повезёт, можно было послушать удивительный концерт этих усатых алтайских мужиков, но немцев по-национальности.

Русская речь всё чаще слышится на улицах Розенхайма. Оглядываясь на знакомые слова в толпе, я видел людей, отличающихся от коренных обитателей, но вгрызающихся в непривычное окружение. Вы видели дремучую русскую бабульку в домашних валенках, разговаривающую на швабском диалекте? Нет? Мне доводилось. Если бабулька ещё и нахваливает варёную креветку, которую пробует впервые в жизни - то это незабываемое зрелище.

В такой человеческой мозаике нашлись друзья и приятели. За Васей и Витькой появились люди с именами и кличками. Вот, Дулат, например. Он казах по-национальности. Именно такие как на картинке в книжке про Золотую Орду, которая стояла в школьном кабинете истории. По паспорту чистокровный немец. Лицом - приспешник Чингиз-Хана. Любит выпить и закусить. Сменил несколько работ, предпочитая при этом быть со свистом уволенным за многократное нарушение трудовой дисциплины. Одновременно его выгнала жена, нашедшая себе другого молодого человека средних лет.

Оказавшись на улице и проведя несколько ночей у друзей, в том числе и у меня, Дулат записался в футбольную команду деревни Виллинг - это прямо под Бад Айблингом. Рядом с футбольным полем стоял домик, где располагалсь раздевалка и комнатка тренера. Команда, несмотря на цветастую форму, достойную лучших спортивных клубов мира, находилась в самой последней строчке низшей лиги из всех возможных. Мускулистые бицепсы, крепкие лодыжки парней, их пафосная красопетость не помогали никаким образом во время матча. Они хронически проигрывали. После шестидесятого краха подряд, в окресностях появилась поговорка: "Поражение, твоё имя - Виллинг!"

Несмотря на любовь к пиву и костлявость, Дулат играл в футбол как молодой бог. После выигрыша в матче у соседнего села со счётом 6:0, в котором парень забил все мячи до единого, он получил роль центрального нападающего и капитана команды. Полубездомный, хрупкий казах вёл баварцев классического арийского вида в атаку и побеждал.

3.
Все как-то устраиваюстя. Все с документами. У подавляющего большинства есть немецкое гражданство. Даже Юра Сталевар прибыл из Рязани с заграничным паспортом. Лишь мой единственный идентификатор - военный билет, сданный немецким властям и бумажонка взамен, дающая право работать. Не могу сказать, что я завидовал людям у которых всё в порядке. Подобных мне было много. Просто, тяготила бесправность и туман впереди. Рассеивать его приходилось собственными силами со всеми вытекающими последствиями.

Раньше Юра Сталевар был работником алюминиевоплавильного завода. Настоящая его фамилия - Терехов, но из-за промышленных электролизеров, которые Юра частенько вспоминал недобрым словцом, все называли его Сталеваром. Так как он не являлся пьяницей, то на заводе ему доверяли роль надсмотрщика над кодлой советских работяг высшего посола. Такой организатор кого хочешь заставит работать. Если не матершиной, то угрозой дать по башке за углом.

Юра очень русский человек - с светлой шевелюрой, широкоплечий и под два метра ростом. В Германии он впахивал, облагораживая жилые массивы - садил цветочки, деревца, делал мостовые вместе с "прусаком-капой". Капа и Сталевар ценили друг друга. Они сошлись на обоюдном презрении к баварцам, критикуя их во время совместного трудового дня. Другими словами, у Юры произошло перевоплощение "из грязи в князи". Ведь куда приятнее смотреть на снежные альписйкие вершины, чем на чёрный угар из заводских труб.

Юру депортировали. В комнату, где он проживал, постучала полиция. Скрипнула дверь, зашаркали ноги.
- Херр Терехов? Пожалуста, покажите Вас аусвайс! Возьмите самое необходимо с собой. Прошу Вас пройти с нами.
Юра озабоченно засуетился. Надел ботинки и рабочую куртку. Вплотную к нему стоял полицейский наряд и ждал.
Когда его уводили, то последней услышанной фразой стало гулкое:
- Погодите ребятки. Не расходитесь. Ща договорюсь с мужиками и сразу назад.
Потом, за окном мелькнули чёрные кляксы, включились фары и между ними - судьба человека по дороге в Рязань.

Мне долго казалось, что Сталевар исчез навсегда. Что он один из тех, кто сгинул совсем и безвозвратно. Однако много лет спустя, он как эхо возвращающееся назад, появился.

Это было в субботу. Я уже давно жил в Мюнхене. Осень и солнце кидали червонное золото улицам. Решив прогулятся, я вышел к лифту. Автоматические двери открылись и за ними стоял Юра. Поседевший, несколько раздавшийся в ширь, но тот-же самый силач с любопытным блеском в глазах. В баре по-соседству, а потом дома, он долго рассказывал о своих похождениях в России. О неудачах и о ночлегах у бывшей жены. О том как заканчивались накопленные в Германии деньги. Несколько лет он пытался нащупать почву под ногами. Но тот кто однажды попробовал вкус иммигрантской соли - иммигрант навсегда. Уже утопая в трясине, Юра Сталевар позвонил богатой тётке, живущей в южной Франции - она владела несколькими супермаркетами. Сел на старого коня, достал свой меч и снова пошёл на штурм... на этот раз - Франции.

Больше мы не виделись. Но до сих пор в моих ушах звучит его легендарное:
- Как я баварцев ненавижу, но хуже албанца - человека нет !
Вся компания хохотала над этими словами. Юра не блистал интеллектом. Но, исключительной искренностью, внутренней силой. Он вшит в сердце жемчугом воспоминаний. Никакая тёмная мистика не заставит меня бросить грязь в его сторону. Потому что на таких простаках и держится наша планета. На их мозолистом труде, верной дружбе и глупостях, сделанных или сказанных по запарке. Они делают их во имя бесконечной доброты. Неуклюжая скромность и ржавый опыт мешает им поступать по-другому.

Продолжение будет

Иммигрантский дневник. Часть № 35.
Иммигрантский дневник. Часть № 34.
Иммигрантский дневник. Часть № 33.
Иммигрантский дневник. Часть № 32.
Иммигрантский дневник. Часть № 31.
Иммигрантский дневник. Часть № 30.
Иммигрантский дневник. Часть № 29.
Иммигрантский дневник. Часть № 28.
Иммигрантский дневник. Часть № 27.
Иммигрантский дневник. Часть № 26.
Иммигрантский дневник. Часть № 25.
Иммигрантский дневник. Часть № 24.
Иммигрантский дневник. Часть № 23.
Иммигрантский дневник. Часть № 22.
Иммигрантский дневник. Часть № 21.
Иммигрантский дневник. Часть № 20.
Иммигрантский дневник. Часть № 19.
Иммигрантский дневник. Часть № 18.
Иммигрантский дневник. Часть № 17.
Иммигрантский дневник. Часть № 16.
Иммигрантский дневник. Часть № 15.
Иммигрантский дневник. Часть № 14.
Иммигрантский дневник. Часть № 13.
Иммигрантский дневник. Часть № 12.
Иммигрантский дневник. Часть № 11.
Иммигрантский дневник. Часть № 10
Иммигрантский дневник. Часть № 9.
Иммигрантский дневник. Часть № 8.
Иммигрантский дневник. Часть № 7.
Иммигрантский дневник. Часть № 6.
Иммигрантский дневник. Часть № 5.
Иммигрантский дневник. Часть № 4.
Иммигрантский дневник. Часть № 3.
Иммигрантский дневник. Часть № 2.
Иммигрантский дневник. Часть № 1.


Фейсбук: https://www.facebook.com/nikolaj.nakropin




Featured Posts from This Journal

  • Зима в Мюнхене

    У меня был случай в то время ещё, когда на сырном заводе работал. Просыпаюсь в 5 утра. Темень на улице. Спать хочу. К 6-и на работу. Ну вышел на…

  • Старый дом в Баварии

    Верите-ли Вы в Господа ? Да ? Это прекрасно во что-то верить. Мне лично хочется верить в то, что существует справедливая сила, способная творить…

  • Немецкое ПМЖ для гугенота

    В чём суть любви? За что Вы любите женщину, солнечный день, дождь или город? За красивые руки? За глаза? А может быть за добрый характер или…


promo pipokipp april 7, 15:11 42
Buy for 500 tokens
Давным-давно, ещё в эпоху аналоговой фотографии, жизнь свела меня с замечательным фотографом Жан-Мари Боттекеном. Кажется, это произошло в двухтысячном году, а может быть годом позже. Он уже умудрённый опытом, ушедший от суеты человек, а я - бойкий паренёк. Вечерами мы вместе пили кофе и он…

  • 1
По поводу албанских,сто раз прав.

Я их тоже недолюбливал. Но встречался с адекватными людьми. Хотя в целом - диковатые они... малость.

За пределами Германии,неоднократно.В пределах,сначала стреляем,потом говорим.

Кстати, щас с беженцами... много их было. Сразу узнаваемы.

Ура, ура, продолжение! :-D

Наконец-то руки дошли :-)

Ровно то же хочу сказать, что и предыдущий комментатор: ура - продолжение!

Да... добрался. Были веские причины :-)

"Мистер Страхуил?" (с)

Наконец-то дочитаю. Только, вижу я, тексты будут немного другими. А всё потому что связь повествования перемкнулась. Теперь вы уже другой. А повесть - та же. Но рассказывать вы её будете продолжать уже по-новому. А это будет вносить диссонанс в уже написанные главы.

Ну как пойдёт ;-)

В любом случае надо закончить. У меня этих незаконченных рассказов полно. Потому что я вообще рассказы не люблю - мне нравятся мелкие зарисовки. Но часто зарисовка не охватывает всей истории, а история - законченная. Мне же писать её до конца лень. Вы в любом случае молодец, написали почти три четверти, насколько я могу это понять из ваших предыдущих постингов.

Возвращайтесь мыслями в предыдущие дни, до всяких беженцев, и дописывайте скорее. А то вообще всё в мире переменится.

Ну уж нет. Ещё слишком много всего было, а перепрыгивать через 3 года в одном абзаце - ну никак. Экшен будет... и ещё какой.
Тсссс....
:-)

Тогда тем более - ждут многие люди.

Я знаю. Мейлы идут :-)
Но будет ещё прилично.

Ух ты! Здорово! Долгожданное продолжение!

А что не так с баварцами? Почему Юра и Капа презирали баварцев?

Так они такие... Типа "другие". Капа - пруcак. Юра - русак. Сошлись на общей теме. Юре с ним, вообще, повезло.. с капой.

Так Капа откуда прибыл? Из бСССР? И всё-таки, чем баварцы не нравились Капе и Сталевару?

Капа - прусак. Из северной Германии. Ну а баварцев прусаки как-бы недолюбливают и наоборот. Исторически так сложилось.

Отличный слог!

Пасип. Дошли руки, наконец-то, до продолжения.

(Deleted comment)
Какой ужас, забыл о том, что подумают тролли ))) В следующий раз может в письменной форме запросить разрешение, что мне читать, а что нет?

Под "Дневником" постили дурь уже неоднократно и удаляли комменты. Не обращайте внимание.
Реальную критику я очень ценю и есть люди в ЖЖ, которые мне помогли разбираться с текстом. Реально инвестировали своё время. А эмоциональное дерьмо отсюда идёт в бан сразу. С другими постами я терплю значительно дольше или не трогаю вообще комменты.

Вообщен, спасибо ещё раз.
:-)

Вообще присутствие троллей - признак качественного дневника и текста. Посредственность их обычно не возбуждает. Так что - успехов в дальнейшем написании!

Их возбуждает "треш". У Шнурова (рок-группa "Ленинград") отличная песня на эту тему есть.

Edited at 2015-09-25 09:22 am (UTC)

Охеренные мемуары, Коль! Начну с самой первой части.

Привет. Рад, что наткнулся.
В последнее время чуть "забуравил". Были причины личного характера. Позитивные причины. :-)

Edited at 2015-09-24 10:11 pm (UTC)

  • 1
?

Log in