pipokipp


I am russian. I wear fufajka, valenki and shapka-ushanka.


Previous Entry Share Next Entry
Иммигрантский дневник. Часть № 24.
pipokipp
Brussel01

Яд гюрзы канул в небытие. Разумеется, он перекочевал из полицейского хранилища в одну из фармацевтических фирм, принеся швейцарской казне прибыль и частично окупая пребывание сотоварищей в тюрьме. Время от времени Михайло надрывно сетовал на утерю яда, а Константин пожимал плечами. Шикарная возможность решить жизненные проблемы была безвозвратно упущена, а новый горизонт скрывала плотная стена тумана.

4.
Трудно сказать сколько жителей в столице Бельгии. Уличная разношерстная суета, небоскрёбы, непосредственное соприкосновение языков, нравов, религий создают впечатление, что находишся в Вавилоне. Осаждённый со всех сторон фламандским провинциальным спокойствием, город дышит воздухом расхлябанного мульти-культи. Брюссель - младший брат Парижа. Эйфелеву башню заменяет Атомиум. Здесь едят устриц и маленький бронзовый мальчик справляет нужду на радость зевакам. Через Брюссель не протекает река. Зато есть канал с мутной зелёной водой и плавающими по поверхности воды пустыми пластиковыми бутылками из под минералки. Центральная площадь привлекает толпы туристов со всего мира. Я не видел площади грандиознее этой. Особенно она красива в вечерних сумерках. Здания отливают в слабеющем оранжевом свете и, если повезёт, то из колонок, спрятанных на крышах домов, раздаётся музыка. Может быть это Моцарт или Брамс, или Вагнер - я не разбираюсь. Но волшебный обряд заставляет застыть, задрав голову к крышам и смотреть как слабеющие краски заката смешиваются с световой иллюминацией, сопровождающей скрипку, контрабас, рояль и прочие инструменты невидимого оркестра. В такие сказочные минуты хочется делать добро, признаваться в любви, совершать торжественные возлияния. Они наполнают верой, скрывая от разума шершавую правду арабских кварталов.

За биржей дома постепенно начинают чернеть копотью заброшенных оконных проёмов. Магазины с брабантскими кружевами и бельгийским шоколадом пропадают. Прохожих становиться меньше. Сытое брюссельское благочестие умирает на широком бульваре за церковью святой Катерины. Он приветствует запахом рыбы - на нём несколько ресторанов, торгующих морепродуктами. Иногда мне казалось, что их терпкий запах исходит от зелёного памятника ангелу с шпагой, находящемуся чуть дальше. Как-будто, он хочет предупредить, что является последним стражем на пути в мароканскую вотчину. Ну а там уже и до Пти Шато не далеко. Ещё чуть-чуть и начнутся кварталы, в которых брусчатка и асфальт покрыты слоем мусора и куда лучше не заходить в тёмное время суток, так как можно нарваться на серьёзные неприятности с несовершеннолетними мароканскими наркоторговцами. Светлое место в этом районе - Северный вокзал и прижатая к нему часть Брюсселя с значительным количеством полуобнажённых людей, сидящих на стульчиках за витринами и продающих себя за деньги. Основная часть из них - чернокожие женщины.

Размещение в азюлятник происходило сразу-же после интервъю, на которое следовало явиться через несколько дней. Прибывший ранее Константин пристроился в брюссельской Armée du Salut. Места для Михайло и меня в ней не нашлось, что послужило поводом для очередной перепалки. Константин пытался оправдываться, но в итоге махнул рукой, попрощался и ушёл, предварительно договорившись о завтрашней встрече.
- Яд с гюрзой профукал. Так вин що и места для ночлега не нашёл! Да я шо, на улице ночуваты буду? - жаловался бывший среднеазиатский заключённый.
- Да ладно тебе. Хорошо, что Костя сам пристроился.
- Я его завтра пристукну за это и в канал скыну. Цей выползок худшего заслужил. Жаль я цого дождевого червя сразу тогда в Марселе не раздавил.
Он считал себя начальником Константина и факт, что его питерский друг беззаботно засопит под тёплым одеялом через несколько часов так и не найдя кровати для него, выводил эмоционального Михайло из равновесия.

За Пти Шато есть тенистый сквер, облюбованный арабами и азюлянтами. Под деревьями люди обменивались новостями и шла вялая торговля наркотиками. Мы сели на лавку около вкопанного столика и стали обсуждать ситуацию. Теоретически, я мог покинуть Михайло, но одинокая темнота без собеседника была ещё хуже. С другой стороны, поиск незнакомого добряка, который пустит двух человек на ночлег обречён на провал. Однажды, я имел такое счастье в Розенхайме, но моим коллегой по розыску крыши над головой был итальянец абсолютно европейского вида с добрыми глазами. Теперь мой актуальный украинский знакомый имел криминальную ауру и его помятый внешний вид пугал любого даже не очень разборчивого человека. Резкие телодвижения Михайло сочетались с бегающими зрачками и не производили на постороннего впечатление миролюбивости.

Во время разговора к нам присоединились длинноволосый прибалт лет тридцати. В прошлом он работал матросом на грузовом судне бороздившем просторы Северного Ледовитого Океана. Жизнь экипажа этого корабля проходила в том медленном душевном состоянии, которое может возникнуть только в стальных водах Карского моря. Но, однажды, капитан встал на необычный курс - очередной груз следовало доставить в Панаму. Во время трансконтинентального плаванья в тропики, три моряка сговорились, что убегут по прибытию в порт. В Панаме нормально сойти на сушу не представилось возможным и поэтому, когда команда находилась в состоянии привычного вечернего алкогольного опьянения, заговорщики решили прыгнуть за борт и вплавь добраться до берега. Двое сиганули сразу. Увидев это, вахтенный схватил двухстволку и открыл беспорядочную пальбу по уплывающим людям. Секундами позже, половина команды стояла на палубе и галдела, показывая пальцами в направлении барахтающихся пловцов. Третий матрос испугался ружейной стрельбы. Он сделал вид, что прибежал сюда вместе с остальными и бурно обсуждал произошедшее. Об этом бегстве в Панаму в жёлтой прессе опубликовали несколько статей, осуждая поступок беглецов. А корабль вскоре покинул порт и отправился в родные воды. Единственной остановкой на пути следования был шведский город Мальмо. Здесь наш герой цивилизованно ушёл с корабля и попросил в Швеции политическое убежище. Выяснив через некоторое время, что Швеция строга к пришельцам, он проник в торговую гавань и сел в свежесобранный автомобиль марки Вольво, предназначенный для погрузки на судно идущее в Америку. К несчастью, Вольво доплыло лишь до бельгийского Антверпена - там его разгрузили. На удивление работников порта, занимавшихся приёмом товара, дверь новёхонького автомобиля приоткрылась и оттуда вылез прибалт. Избежав полиции, он приехал в Брюссель и теперь строил очередной план по проникновению на судно. В заключение он добавил, что подробнейшую информацию об отправлении и навигации грузовых судов можно почерпнуть в регулярной прессе, продающейся в газетных ларьках.

Переночевали на улице. Температура воздуха достигала пятнадцати градусов тепла. Сидя в заброшенном здании на пыльном диване, оставленном там последними жильцами и тихо переговариваясь, мы пытались убить бессонное, неуютное и долгое время. Иногда приходилось сделать несколько отжиманий от пола чтобы согреться. А на рассвете мы чистили зубы в фонтане, склонившись к воде, напоминая стадо африканских антилоп на водопое.

Вторая ночь прошла лучше. Прибалт раздобыл адрес ночлежки для бездомных в классическом понимании этого слова. Она представляла из себя двухэтажный, серо-коричневый, покосившийся кирпичный барак с низкопосаженными мутными окнами и треугольной крышей. Втиснутая между гаражами, заводскими трубами и дощатыми сараями, ночлежка служила притягательным магнитом для бомжей. Бездомные начинали стекаться к дверям в семь часов вечера, образуя лохматую, пахнущую пивом толпу. Двери открывались в девять и социальный работник - крепкий парень в бейсболке впускал в здание. Народа снаружи собралось значительно больше чем коек и бомжи устроили потасовку в борьбе за место под солнцем, хватая за бороды и отпихивая конкурентов от заветного входа. Так как мы были не бомжовского вида, то нас приняли по-королевски. Удивлённый нашей стерильностью, работник налил нам по чашке кофе в подсобке. После многосуточного недосыпа оно лилось в моё горло, как бальзам на рану. Обращать внимание на истерзанные алкоголем и жалким существованием полуголые тела бомжей не было сил. Разместившись на койках в выделенной комнатке вместе с двумя десятками неприятных субъектов, я начал засыпать и последнее, что слышал - это как трахалась бомжовка с каким-то вонючим типом, а остальные обитатели недовольно ворчали по-французски, так как их беспокоила громкая антисанитарная страсть по соседству.

Проведённые в компании Михало ночи сделали улицы вокруг меня холодными и молчаливыми. Он обладал способностью ухудшать своим присутствием и без того затруднительное положение. Жалобы на жизнь сменялись криминальными фантазиями, а Ивано-Франковск считался пупом Земли, "самым чистым городом Украины, где жители не бросают бычки под ноги и не курят в присутсвии несовершеннолетних детей". Утром, оставив его с Константином, я отправился разглядывать Брюссель. Казалось, что идущие навстречу мне смотрят в асфальт. Прогулка закончилась около турагентства с надписью "Аэрофлот" и огромной фотографией собора Василия Блаженного на Красной Площади. Моё отражение в стекле, за которым была фотография, накладывалась на пёстрые православные купола. Нагнувшись к буквам и пытаясь разобраться в их значении, я обратил внимание на то, что рядом со мной отражается невысокий человек. Он заговорил первым на фламадском языке. Если не считать заспанных глаз, пиджачок и джинсы придавали мне вполне приличный вид. Мы перешли на немецкий язык сразу-же, после моего "шпрехен зи дойч?" Незнакомца звали Джос.

Он приехал сюда из бельгийского города Хасселт по работе, собирался возвращаться домой, но на пути к припаркованной машине столкнулся со мной. Манера держаться и одежда выдавала в нём человека среднего достатка. Он ничем не выделялся. Порядочные люди, подобные ему, живут по следующей схеме - работать, выйти на пенсию и скончаться. Наш разговор стал для меня отдушиной после двух ночей, проведённых на улице и в бомжатнике. Тошнота от предвкушения встречи с Михайло прекратилась. Тем более, что Джос не был жлобом. Он пригласил меня в небольшой ресторанчик, где мы отобедали и за разговором знакомство углубилось.

Спокойный, скучный, зажиточный Джос был полным антиподом Михайло. Для этого фламандца факт отсутсвия места ночлега считался противоестественным ужасом. Усадив в свою Ауди, он привёз меня к себе домой и я завис у него на целые сутки. Жил он в прекрасно обставленной квартире, без занавесок - так как это принято в Фландрии. Коридора не было и входная дверь располагалась прямо в большой комнате. Как представитель среднего класса, Джос имел полный боекомплект из электрических кухонных агрегатов, соковыжималок, китайских ваз, и огромного телевизора. Каждый угол жилища излучал мещанское тёплое благополучие. Его хобби, заключалось в съемке любительских фильмов на множество видеокамер, а потом при помощи большого электронного прибора, подключенного к компьютеру он производил монтаж. Ничего патетического в таком креативном времяпровождении не было. Основное место в видеотворчестве занимали банальные записи свадебных торжеств и каких-то вечеринок на работе. Другой отрадой была сестра. Джос рассказывал, что навещает её каждый вторник и субботу. Они пьют кофе из фарфоровых чашечек и ходят в городской парк. Если идёт дождь, то берут с собой зонтик и как кузнечики перепрыгивают через маленькие лужицы, возникшие на тропинках. А в ясный день беседуют о том, что сегодня ясный день.

Вернувшись от Джоса в Брюссель, к карточной колоде бельгийских персонажей добавилась последняя карта. В моё отсутсвие Михайло сошёлся с жутким бандюганом, владеющим огромной ржавой BMW обозначенной берлинскими номерами с содранной наклейкой регистрации. Это короткостриженное чудо также сидело пару лет в советской тюрьме, знало московских ментов по кличкам, занималось индустриальным магазинным воровством в Берлине и настолько полюбило столицу Германии, что иногда путало её с Москвой. После очередного беспредела, немцы решили приструнить зарвавшегося ворюгу и злобное письмо из прокуратуры вынудило его уехать в лежащую рядышком Бельгию. При знакомстве он назвался Федей. Михайло и Федя образовали идеологический костяк группы.

5.
Африканцы уже раскусили, что помимо Германии существуют другие страны Европы, где можно зависнуть на годы со статусом беженца, но водопад ещё не набрал немецкую мощь. Сеанс опроса проводился в одном зале одновременно с двумя десятками пациентов. За письменными столами, стоящими в несколько рядов, азюлянтам или как их называли в Бельгии "рефюже", в течении непродолжительного времени была предоставлена возможность рассказать о невзгодах и гонениях на своей родине. Специфический грубый французский язык жителей бывших колоний иногда эхом отдавался от высокого потолка. Точно также как на Унтерсбергштрассе губастые жители Нигерии и Бангладеша изголялись в уникальном вранье, а государственные сотрудники тоскливо выжидали конца рабочего дня.

Перед интервью в Пти Шато я решил не обманывать бельгийские власти и рассказать начистоту всё как есть, включая побег, мои встречи с американцами, азюль в Германии. Никто не может претендовать на абсолютную честность. Все мы время от времени врём. Но я уверен, что наступает важный момент и из ножен стоит достать острый кинжал, начать им резать вены, мозг и сердце оппонентов, даже если они существа с рыбьим выражением лиц. Они всего лишь закованные в доспехи пехотинцы. Чем смелее удары кинжала, тем быстрее развиваются события, нарастает кураж и приобретается опыт. Действуя таким оружим можно проиграть сражение, но финальная развязка всегда будет победной. Это оружие - открытость. Обнажая последнюю рану она наносит сокрушительный удар и приносит покой. В тот день я работал этим кинжалом против безразличия и думал, что проиграл. А это жизнь не дала сойти с выбранного направления.

По окончании мне выдали на руки два документа. Первый - разрешение на пребывание в Бельгии до выяснения обстоятельств и второй - направление на жительство в Armée du Salut. Но не в ту, где нашёл себе прибежище Константин, а в другую. Она оказалась совсем рядом с Пти Шато на улочке, идущей под углом к каналу. В нескольких, образующих её зданиях, разместились пахучие арабские магазинчики и прачечная. Armée du Salut была исключительно пристойным заведением. Предполагаю, что власти Бельгии учли мой юный возраст и решили не селить вместе с ордой румыно-конголезсцев. Хотя, может быть, просто повезло. В моё расположение предоставили светлую комнату с закрытым балконом, полагался вполне достойный завтрак, обед и ужин, а также сто бельгийских франков в неделю, что соответствовало пяти немецким маркам. Мерзопакостных ассоциальных элементов сюда на жительство не пускали. Люди, которых я видел в коридоре и кафетерии были вежливые и опрятные. Михайло воспользовался случаем и сразу-же подселился ко мне.

Само собой разумеется, к нему постоянно стал приходить Федя. Константин и прибалт появлялись реже, так как побаивались фединых амбиций. Ну а мне ни куда не деться и пришлось принимать участие в витиеватых беседах. Я имел неосторожность рассказать о своём удачном ночлеге в Хасселте и теперь Михайло проявлял нездоровый интерес к Джосу.
- Ну шо, Коля? А у Джоса есть тачка?
- Да. Есть, конечно.
- А яка она у него?
- Ауди восемьдесят.
- А она на бензине или на дизеле?
- Не знаю, но на бензоколонке я с ним был.
- А у Джоса шо ещё е?
Федя позыркивал исподлобья, хмуро выжидая ответ. До упоминания марки автомобиля он индифферентно лежал на диване. А теперь приподнялся и закинув ногу за ногу засмолил папироску.
- У него есть хобби. Он занимается видеокамерами.
- Нука-нука. Расскажи. У него наверное и кредитная картка есть?
Михайло и Федя заметно оживились. Находясь в обществе двух негодяев, привыкших к невзгодам, жаждущих лёгкой наживы и имеющих повадки аллигаторов, я догадался куда они клонят. Уйти от расспросов я не мог. Случайный интерес переростал в преступную идею.
- Думаю, что есть. Он обычный дядька. У него всё есть.
- Слушай, а адресок имеется? - к разговору подключился Федя. В голосе послышалось радостное дрожащее нетерпение.
- Нет. Адреса не знаю, но помню, где живёт.
Михайло поднялся со стула и нервно заходил по помещению. Он думал. Остановившись, посмотрел на нас и произнёс:
- Отоварим гражданина. Федя, нам повезло!
Особый интерес Феди вызывало наличие кредитной карточки. Поэтому, он спросил:
- А у него сколько кредиток? Несколько?
- Не знаю. И они ведь кодом защищены. Разве он скажет?
- Коля, не волнуйся. Ты уйдёшь на кухню, а нам он не только код скажет. Он всё скажет! Он скажет как его маму зовут. У него ведь утюг имеется.
Отвечая на вопросы, я надеялся, что всё закончится болтовнёй. Я не желал Джосу ничего плохого и сам того не подозревая подставлял ни в чём неповинного человека. При упоминании утюга, мне стало не по себе. Вошедшие Константин и прибалт вели себя как ни вчем не бывало.
- А шо? Товар где скинем? - Михайло вопрошающе глядел на Федю, - Шо? Знаешь место где куплят?
- В Кёльне есть русский ресторан. Они машину точно купят, а с остальным подскажут. Я там сдавал берлинский урожай парочку разков. В нём у меня приятель поваром работает. Ну и шеф у них - ещё тот жулик.
- Тоды ты машину заберёшь, а мы видеоаппаратуру. И гроши с картки пополам.
Федя довольно ухмыльнулся. А Михайло обратился к нам:
- Вот. Бачите. Главное выход шукать и он сам в руки прийде. На гроши купим чешские паспорта и свалим в Канаду як жентельмены.

Всё складывалось очень удачно. У Феди имелся автомобиль, позволяющий быстро передвигаться и покинуть Бельгию после грабежа. Михайло владел пистолетом. Он его оставил на хранение у двух земляков, которые жили в азюлятнике - на юге страны в Арденнах, в курортном городке под названием Динант. Была троица, состаящая из меня, Константина и прибалта, создающая массовку и самое главное - появилась необходимая жертва, способная разорвать сковывающее безденежье. Михайло расчитывал получить с неё барыши превышающие размерами продажу змеиного яда в Швейцарии. Он снова находился в своей тарелке и лицо его светилось счастьем.

Тщательной подготовки для проведения акции не требовалось. Федя должен был надыбить необходимые деньги на бензин для наполнения пустого бензобака машины, а за пистолетом решили послать меня, как наиболее безобидно выглядящего из всей компании. Тем более, что у меня была интенсивная практика езды автостопом, который не создаёт расходов. Все остальные были должны ждать моего возвращения.

- Они с Запорожья. Двое земляков там. Найдёшь город и их житок. Городишко малюсенький и хайм один. Легко найдёшь всё. Скажешь, чтоб пистолет отдали. Ты пока разгуливал, я тут знайомства навёл. Скажешь им, чтобы в гости чекали.

Я решил не выезжать сразу и перед поездкой несколько дней отдохнуть в Armée du Salut. Михайло беспрестанно поторапливал и совершал попытки начать командовать мной, как он делал по отношению к Константину, наезжая по пустякам и упрекая бездействием. Мне удавалось сдерживать его неутомимый темперамент. К тому-же, я ежедневно пропадал и в это время прогуливался по улицам, сидел на ступеньках биржи, наблюдая суету жителей и мечтая о небольшой квартирке где-нибудь в предместье, учёбе, девушке, новых друзьях. О всех аттрибутах обыкновенности, делающих нас цивилизованными людьми. Иногда ко мне присоединялся Константин и рассказывал про палестинские кварталы Иерусалима, Стену плача и его вылет на огромном Боинге из Ленинграда в израильский аэропорт Бен Гурион. Мне очень хотелось поехать туда, беспечно лежать на пляже и купаться в море. Однажды утром я проснулся и за окном слышались крики арабских грузчиков, возившихся около фургона. Одевшись и позавтракав я пошёл ловить попутку в город Динант.


Продолжение будет

Иммигрантский дневник. Часть № 50.
Иммигрантский дневник. Часть № 49.
Иммигрантский дневник. Часть № 48.
Иммигрантский дневник. Часть № 47.
Иммигрантский дневник. Часть № 46.
Иммигрантский дневник. Часть № 45.
Иммигрантский дневник. Часть № 44.
Иммигрантский дневник. Часть № 43.
Иммигрантский дневник. Часть № 42.
Иммигрантский дневник. Часть № 41.
Иммигрантский дневник. Часть № 40.
Иммигрантский дневник. Часть № 39.
Иммигрантский дневник. Часть № 38.
Иммигрантский дневник. Часть № 37.
Иммигрантский дневник. Часть № 36.
Иммигрантский дневник. Часть № 35.
Иммигрантский дневник. Часть № 34.
Иммигрантский дневник. Часть № 33.
Иммигрантский дневник. Часть № 32.
Иммигрантский дневник. Часть № 31.
Иммигрантский дневник. Часть № 30.
Иммигрантский дневник. Часть № 29.
Иммигрантский дневник. Часть № 28.
Иммигрантский дневник. Часть № 27.
Иммигрантский дневник. Часть № 26.
Иммигрантский дневник. Часть № 25.
Иммигрантский дневник. Часть № 24.
Иммигрантский дневник. Часть № 23.
Иммигрантский дневник. Часть № 22.
Иммигрантский дневник. Часть № 21.
Иммигрантский дневник. Часть № 20.
Иммигрантский дневник. Часть № 19.
Иммигрантский дневник. Часть № 18.
Иммигрантский дневник. Часть № 17.
Иммигрантский дневник. Часть № 16.
Иммигрантский дневник. Часть № 15.
Иммигрантский дневник. Часть № 14.
Иммигрантский дневник. Часть № 13.
Иммигрантский дневник. Часть № 12.
Иммигрантский дневник. Часть № 11.
Иммигрантский дневник. Часть № 10
Иммигрантский дневник. Часть № 9.
Иммигрантский дневник. Часть № 8.
Иммигрантский дневник. Часть № 7.
Иммигрантский дневник. Часть № 6.
Иммигрантский дневник. Часть № 5.
Иммигрантский дневник. Часть № 4.
Иммигрантский дневник. Часть № 3.
Иммигрантский дневник. Часть № 2.
Иммигрантский дневник. Часть № 1.



promo pipokipp november 9, 18:09 48
Buy for 500 tokens
27. Адвокат с фамилией Борман 1.Приехал и снова уехал брат. Он привёз российский загранпаспорт, купленный им для меня у ментов. Испустили дух Фиат и Форд Гранада. Их ржавые тела безмолвно коптились под весенними лучами около подьезда в фраздорфский дом. Жильцы богадельни сменили куртки на…

  • 1
Что-то я волнуюсь за Джоса :)

Я за него Бога молил. Это правда! Реально шептал молитвы.

Ща не выдам. Будет об этом попзже :-)

ЫЫыы! (грызёт спинку стула)
Но я понимаю, какой рассказ без интриги!

Вот именно.
Ы !! :-)

Ну вот , только расчиталась и конец :((( на самом интересном месте ... ну нельзя же так !!!
19

Будет! Не получается по-другому. Урывками и во время работы, иногда. Прошу прощения :-)

Прощаю ,прощаюююю ... и жду продолжения :))))

Постараюсь побыстрее, но жить ведь тоже надо :-))))

Ага ... живи ,но помни русскую поговорку - взялся за гуж ,не говори ,что не дюж . Гыыыы :))) Удачи !!! Ждём ...

Вот и я о том-же. Поэтому будет.

Ох, ну наконец-то! Увидела еще вчера ночью, но сил не было прочитать. Вот утром на работе первым делом не работа, а ваш рассказ ))
А почему Михайло бывший среднеазиатский заключенный? Сидел там или похож? (может быть вы и описывали в прежних главах, но из-за перерывов такие мелочи упущены мной).
Джоса жалко. А почему вы всю правду им рассказывали? Можно же было как-то сказать, что не видел-не знаю, бедненько живет... Или хотелось своим быть? Или по-молодости лет не задумывались о последствиях?

Михайло отсидел на зоне 5 лет в Средней Азии. До этого писал.

Ну, а рассказал... Так я и подумать не мог, что там такое начнётся. Сказал, что переночевал у дядьки. Начались расспросы и возник нездоровый интерес. Костя, который был нормальный парень - тоже не понял в чём дело по началу.
:-)

Ну да,наверное писали. Просто я же говорю, на такие мелкие детали, где сидел или с каким зонтиком шел, не обращаешь сильно внимание, а за перерывчик между главами "деталька" и вообще улетучивается. )

А вам страшно с этими зеками не было? Так а за пистолетом зачем поехали? Или нельзя было отказаться? Я, кажется, не совсем прочувствовала опасность этого Михайло и Феди? ))

Всё цеплялось одно за другое. Назвался груздем - полезай в кузов. Плюс возраст. Им было уже далеко за тридцатник и они мне дядьками казались. Мне тогда только двадцать исполнилось.

Это какой год? 91? Вы призывались из СССР? Дезертировали из... какой страны?

Из СССР призвался и из него-же дезертировал. СССР через несколько месяцев развалился.

не знаю, что будет дальше, но я бы попытался весь этот говнюшник ментам сдать

Сейчас я так-бы и поступил. Но в том положении азюлянта это было невозможно. Ну и ещё свежи были армейские порядки в мозгах. В которых стукачество - страшный грех.

а как этот миша хотел яд продать? его бы за контрабанду не посадили?

Не думаю, что его посадили-бы. Есть товар... причём редкий. Можно продать. Капитализм ведь.
Например.. в ювелиру приносишь золотое кольцо и он его возмёт без лишних вопросов.

  • 1
?

Log in