pipokipp


I am russian. I wear fufajka, valenki and shapka-ushanka.


Previous Entry Share Next Entry
Иммигрантский дневник. Часть № 22.
pipokipp
Liege

12. Брюссель
1.
Легко дышалось. Наверное, так чувствуют себя люди, отсидевшие срок в тюрьме и наконец-то прошедшие через постылые ворота на волю. Неприкаянность в лучшем понимании этого слова - полная предоставленность самому себе и ветру. В такие часы хочется громко петь от радости. На единственную марку в кармане, я мог купить себе батон хлеба и в булочной никто даже не подумал-бы, что держу путь в атмосферную пустоту. Не было страданий от отсутсвия микроволновки, утюга, стиральной машинки с множеством маленьких кнопочек и встроенным миниатюрным компьютером, понимающим человеческий голос. У многих, сгоревший электрический чайник вызывает религиозную озабоченность, а то и слёзы печали. Парашютный прыжок над северным Таймыром избавит их от свистопляса плюшевых украшений. Но прошу, прыгать летом, иначе тундра возмёт своё.

Водитель довёз из Брюкмюля в прямо центр Мюнхена. Отсюда в Брюссель ведут два пути. Один через Нюрнберг, другой через Штутгарт. Второй нравился мне больше. Судя по карте, количество автобанов в сторону Франции увеличиливалась, открывая дополнительные возможности для манёвра. Когда я вылез из машины, столица Баварии засыпала. Ещё бродили подвыпившие итальянские туристы, ещё неслась музыка из баров и романтичные парочки спешили к домашней конопле, но по мере приближения к окраине улицы пустели, а здания приобрели стеклянные формы. Следуя указателям с надписъю "Штутгарт" и не отвлекаясь, я дошёл до правильного места - началу автобана "А8".

Из-за ночных заморозков пришлось согреваться подпрыгивая и приплясывая на обочине. Наконец-то остановился какой-то худенький инженеришка, похожий на попа-расстригу. Его неопрятный внешний вид оказался обманчивым. Этот человек ехал в Кёльн, с промежуточным коротким ночлегом у своей сестры в Карлсруе. Новые джинсы, пиджачёк и моя разговорчивость сделали своё дело - он предложил мне переночевать вместе и продолжить путь утром.  От Кёльна совсем недалеко до Аахена, лежащего на углу трёх государств - Германии, Голландии и Бельгии. Таким образом я преодолел расстояние в семьсот километров без напрягов и вдобавок переночевал в уютной квартире, отведав чаю и бутербродов у доброжелательной сестры инженера.


2.
Подобно Мюнхену, аахенская обстановка излучала умиротворение и пряничный покой. Присев на лавочку под раскидистыми деревьями около собора, построенного Карлом Великим, мной овладели раздумъя. В тени древнего великолепия ходили панки с собаками, дедушки под ласковым солнышком читали газетки, прыгали дети - мне-бы их заботы. Взять-бы сейчас глянцевый путеводитель, да и совершить прогулку, осматривая местные достопримечательности. А потом в гостиннице отведать спаржи с ветчиной, по-джентельменски вытирая уголки губ кружевной салфеточкой. Отсутствие приличных документов, позволяющих легально перейти границу, делало въезд в Бельгию возможным только в тёмное время суток. Простейшая процедура, доступная шестнадцатилетнему немецкому гимназисту, превращалась из-за многолетней бюрократической тягомотины с туманным результатом, в преступление. Впрочем, нахождение в Аахене уже само по себе было непосредственной угрозой общественной безопасности с законодательной точки зрения, так как пределы розенхамского района остались позади ещё вчера.

Наконец-то вечер включил фонари, подавая их фарфоровым светом сигнал для начала перемещения. Голландия лежит на западе, а Бельгия - на юго-западе от города. Не перепутать-бы! И я всерьёз пожалел об отсутствии компаса. Навигационный инструмент сейчас был-бы очень кстати, так как дорожные указатели с названиями окрестных деревень не давали ясного представления о позиции этих государств по отношению к моему местоположению. Филигранные домики, построенные совсем иначе чем в Баварии, создавали аккуратный кирпичный лабиринт в быстро наступающей темноте. Мимо неспеша проехал автобус с бельгийскими номерами и надписью маршрута "Аахен - Вервье". Следуя за ним, через несколько сотен метров я очутился на пустом шоссе, ведущем в Бельгию

По мере удаления от города и приближения к границе тяжесть опускалась на плечи. Внимательно вглядываясь вперёд, я искал любой намёк на присутствие людей, прожекторы и надписи предупреждающие о паспортном контроле. В висках застучала кровь и дыхание участилось. Вся моя недавняя бравада сгинула, а мир растворился в адреналиновой вате. Дорога медленно поворачивала, открывая взгляду новый участок. Бельгийско-немецкого пограничного пункта там ещё нет. На безопасном расстоянии от ожидаемых будок и шлагбаумов, я сверну с шоссе в лес и сделав полукруг, огибая пограничников, выйду из леса уже в другой стране. Надо ускорить шаги и побыстрее поставить точку на этом этапе. И где-же эта проклятая граница? Вероятно, что уже совсем близко.

Фонари закончились и шоссе вошло в деревушку. Тут я увидел две тёмные кляксы выступающие в ночном полумраке. По размерам они напоминали табачные киоски, но стояли слишком близко к обочине. По мере приближения стало понятно, что это и есть будки пограничников. С выбитыми стёклами, раздолбанными дверями, покоцанной крышей. Вокруг валялись старые доски. Проходя мимо, я заглянул внутрь. На столе лежал толстый слой пыли и прелый запах трухлявого дерева щекотал ноздри. Видимо, паспортный контроль не осуществлялся здесь несколько лет. И теперь роль начальника таможни несла грустная дворняга, сидящая у входа в соседний дом.

За брошенными киосками обстановка вокруг начала резко меняться. В архитектуре почувствовалось дыхание северной Франции и Фландрии. Многие дома по контурам были обложены белым камнем. Германская строгость садиков за заборами стала разляпистой и вольной. Мне даже подумалось, что здесь обязательно должны жить другие гномы - тоже трудолюбивые алкоголики, но поменьше размером. Исчез немецкий чёрный орёл. Его место занял огненный петух - символ Валлонии, обители бельгийских франкофонов.

Из этого захолустъя необходимо срочно выбираться. Ночлег под открытым небом не сулил ничего хорошего и спать всё-равно не получилось-бы из-за холода. Поэтому я быстро передвигался, а пройдя сквозь деревню и вновь оказавшись под фонарями, продолжил голосовать на ходу. Остановилась красная спортивная машина, направляющаяся в Льеж - крупный город неподалёку. Её водитель - молодой рыжеволосый бельгиец бегло говорил по-немецки. В этой крохотной стране множество людей владеет несколькими иностранными языками. Обычная продавщица в супермаркете способна удивить неплохим знанием английского, немецкого и испанского языков. Конечно, помимо основных - французского и фламандского. Бельгия - это страна полиглотов. Впрочем, в французской части страны их поменьше чем во фламандской.

Льеж не может похвастать ничем особым, кроме находящихся поблизости угольных шахт. Их шарм передался внешнему облику города. Даже ночью, когда недостатки размыты, чувствовался упадок и загнивающее раздолбайство. Писатель Жорж Сименон посвятил Льежу книги. Но у меня никак не получалось представить на улицах его всемирно известного героя - коммисара Мегре. Вместо знаменитого чёрного котелка и трубки в поле зрения постоянно попадали молодые арабы. От мюнхенских турок их отличала тараканья прыткость и беспрестанный базарный галдёж. В основном эта публика кучковалась около дверей в дискотеки. Уверен, что начинающие московско-питерские уркаганы девяностых, расхаживающие в трениках с лампасами и кепках, позаимствовали свой броский колорит именно у европейских арабов...

Человек по имени Эрик Дюпон ждал автобус, не подозревая, что оказался частью моего плана по организации бесплатного ночлега на последнем этапе пути перед Брюсселем. Сидит себе такой толстенький, кругленький парнишка, старается на арабов не смотреть, причёску поправляет. И не ведает, что сейчас раскрутят его на домашние тапки, свободный доступ к холодильнику и задушевную беседу.

Нужно правильно начать. Убедившись, что подопечный знает немецкий язык, я сходу выпалил, что нахожусь на пути из России в Ватерлоо - тому самому месту где воинство Наполеона потерпело сокрушительное поражение от рук англо-прусских союзников в начале девятнадцатого столетия. Времени у меня было мало. До прихода автобуса следовало убедить запуганного арабскими лампасами толстяка в моей безобидности. По мере восхищения смелостью французского императора, бросившего кавалерию в атаку на шотландцев, лицо слушателя светлело. Воспоминания о предательском нападении вражеской пехоты с тыла и Наполеоне лично возглавившего последний штурм позиций врага под барабанную дробь, совпали с пневматическим шипением открывающихся дверей ночного автобуса. С точно таким-же звуком шипело жаркое над костром, около гренадерских походных палаток перед битвой. Ведь Наполеон не брезговал простой солдатской едой.

Контролёр отсутствовал. Как ни в чём не бывало, я бодро продефилировал в тускло-жёлтый салон вместе с Эриком, продожая болталогию об острове святой Елены в южной Атлантике, о тюленях на Кергелене и тоске в которой умер величаший сын своего времени, изменивший Европу. Сейчас мне помогал его бессмертный дух. Любая ерунда могла снять Эрика с крючка, поэтому по мере продвижения останавливать восхищение было нельзя. Он жил недалеко от выезда на автобан. Всё время, я избегал прямой просьбы о ночлеге, опасаясь отказа.
- Эрик, представь себе! Тысячи кирасиров и брауншвейгская пехота! Ты понимаешь слово "кирасир"? - с этими словами, мы подошли к дому.
- Да-да! Ля кирас! - радостно отвечал он, - маршал Ней и ла кирас пипл атакуют! - он смешивал слова из разных языков.
- Веллингтон - английский мерзавец! А это твой дом?
- Ага! Заходи.

В квартире эмоции стихли. На кухне он спросил мой адрес, а я не знал что ответить. Вряд-ли вернусь назад в Брюкмюль. Московский адрес матери давать не хотелось, так как была не исключена возможность попадания почты, пришедшей из зарубежа в коготки миллиционера, расследующего мой побег. Выбор пал на одного из близких друзей, знавшего меня с раннего детства.

Беседа сильно утомила. И засыпая, мне вновь преставлялся прекрасный собор в Аахене, деревушка с никому не нужным пограничным пунктом, арабы и Наполеон. Конечно, мой поход не закончен и сегодняшний день всего лишь крохотный шажок в поисках места под солнцем. Угольный Льеж по-доброму принял меня. Коммисар Мегре всё-таки должен здесь быть! Просто, я его не распознал в темноте.

Утром Эрик пошёл на работу, оставив меня около въезда на автобан. В Бельгии хороший автостоп. Через некоторое время, линия многоэтажек, заводских труб, купоросный купол собора расстворились за спиной. Вскоре, мой друг в Москве с удивлением распечатывал письмо, полученное из далёкого Льежа, где бельгийский поклонник императора Наполеона пытался меня разыскать. Мне так и не удалось на него ответить. Куда-уж тут? Перед глазами мельтешила жизнь.


3.
В Брюссель я приехал в предобеденное время. Теперь предстояло избавиться от бремени нелегала, попросившись на азюль. Имея мюнхенский опыт, нужно найти аналогичное учереждение, где разноцветная толпа совершает попытки зацепиться в "Земле обетованной". Вся надежда на мягкосердечность бельгийцев и более гибкие законы. Тем более, что в небе ни облачка. Найти эту точку не представляло труда.

Румынских азюлянтов можно безошибочно вычислить в самой разношерстной толпе. Они любили надевать мокасины, джинсы-бананы, натягивая их выше пупка и багамские рубахи. К этому добавить непричёсанные волосы и несколько диковатое выражение небритого лица - вот и румын собственной персоной. Если поближе подойти к такому, то сильный запах сладкого дешёвого одеколона сшибёт с ног даже работника парфюмерной фабрики. Незаметно следуя на безопасном расстоянии за группой молодых парней одетых по вышеописанной схеме, я не ошибся. Они привели меня к квадратной кирпичной крепости под названием Пти Шато, используемой немецко-фашистскими захватчиками во время оккупации в качестве огромного цугундера для военнопленных. Вдоль стены выстроилась очередь на сдачу. Контингент был сходен с тем, который присутствовал на Унтерсбергштрассе в Мюнхене, но без полиции. Она находилась внутри крепости и позыркивала на толпу, невмешиваясь в происходящее снаружи. Я встал крайним уставившись на черноволосого, усатого мужичка лет тридцати пяти в истасканном костюме. Он явно нервничал, подёргивая щекой и вдруг пробормотал вслух по-русски:
- Да где-же этот урод запропастился? Убъю козла!

Мы познакомились. Человека звали Михайло. Отсидев пять лет на зоне, он решил отправиться в Европу. Его сутулая манера и привычка держать сигарету большим и указательным пальцем, попыхивая ей время от времени говорили о нём как о бывалом прощелыге.


Продолжение будет

Иммигрантский дневник. Часть № 21.
Иммигрантский дневник. Часть № 20.
Иммигрантский дневник. Часть № 19.
Иммигрантский дневник. Часть № 18.
Иммигрантский дневник. Часть № 17.
Иммигрантский дневник. Часть № 16.
Иммигрантский дневник. Часть № 15.
Иммигрантский дневник. Часть № 14.
Иммигрантский дневник. Часть № 13.
Иммигрантский дневник. Часть № 12.
Иммигрантский дневник. Часть № 11.
Иммигрантский дневник. Часть № 10
Иммигрантский дневник. Часть № 9.
Иммигрантский дневник. Часть № 8.
Иммигрантский дневник. Часть № 7.
Иммигрантский дневник. Часть № 6.
Иммигрантский дневник. Часть № 5.
Иммигрантский дневник. Часть № 4.
Иммигрантский дневник. Часть № 3.
Иммигрантский дневник. Часть № 2.
Иммигрантский дневник. Часть № 1.


promo pipokipp november 9, 18:09 61
Buy for 500 tokens
27. Адвокат с фамилией Борман 1.Приехал и снова уехал брат. Он привёз российский загранпаспорт, купленный им для меня у ментов. Испустили дух Фиат и Форд Гранада. Их ржавые тела безмолвно коптились под весенними лучами около подьезда в фраздорфский дом. Жильцы богадельни сменили куртки на…

  • 1
Вай-вай .....не останавливайся :)))

Вы Эрику про Наполеона по-русски рассказывали? А кто заплатил за автобус? Вы зайцем проехали?

По-немецки.
А на автобусе... да. Зайцем. Денег не было вообще.

Так вы же его плохо знали? Воде бы я помню из прошлых рассказов, у вас был плохой английский и пару немецких слов. Это вы в азюле нахватались? Или я не поняла?
А сколько уже по времени прошло с момента, как вы не вышли из поезда в армию?

Немецкий учил... и ещё как. Мне понадобилось около трёх месяцев чтобы начать читать газеты без особых проблем. Первую книжку... без словаря.. прочитал через год.
С момента в поезде прошло примерно полтора месяца. Даже поменьше.

А как вы его учили? Просто на улице? В дороге автостопом, с водилами?

Что-то я ваши временные рамки "потеряла". Я подумала, что неделя, от силы дней 10 прошло. )) Сколько вы прожили в том первом азюле?

Ну я написал, что весна началась :-)

Немецкий учил сам без "нахватался". Книжки каждый день и полное погружение в среду было. Быстро училось.

)) Ну весну пропустила. А у вас красной нитью по всем рассказам, что очень холодно. Вот я и представляю еще январь-февраль ))
Книжки же не покупали? Перепадало что-то?
Так получается, с момента, как вам женщина на вокзале несколько марок дала и в азюле "подъемные" дали, больше денег не было? Или я опять что-то упустила? ))

Единственное, что мне дали - это чек на покупку одежды. Ну и я там про власовца писал - у него подрабатывал. Но деньги уходили. Жить ведь надо.

Социал платили. Но я не получил его ни разу. Стыдно было просить его.

А книжки покупал и подарили одну. Она классная была. С двумя кассетами.

Здоровски написано. Умничка! :-)

Спасибо.
Да! Я такой :-D

Знаю!!! Ты еще даже лучше ;-)

они там так просто пускают незнакомцев в дом?

Конечно нет. Но у меня получалось.
Впрочем, я тоже незнакомых людей пускал.

как же я ошибался, думая, что развязка близка!

Мда уж.:-) А так хотелось тогда. Но засосала трясина по полной.

ну это как раз не трясина, а вольный ветер засосал же )

С документами трясина получилась жуткая.

"Борьба жизни с чорт знает чем"

фонари должны были начаться как-раз

А не закончиться - на бельгийской стороне. Меня как-раз поражало всегда что все бельгийские моторвеи полностью электрифицированы - в отличие от Франции или Германии. Поздно если едешь - на немецкой стороне как у нас - за городом никаких фонарей естественно, если только не жилье или какой-нито обьект. Как пересек бельгийскую границу - так фонари на всех моторвеях как в городе - каждые метров 30-50 наверное - лепота, все.освещено как днем пусть и нет никого ничего вокруг. Но их выключают то-ли в полночь то-ли в час ночи.

Re: фонари должны были начаться как-раз

Ага. Подсветка автобанов удивительна. Кстати, в Голландии тоже похоже - освещённость очень сильная, за исключением, совсем отдалённых от городов участков. Тогда их в бельгии даже на ночь не отключали. Если по автобану ехать, то из-за света этих ламп Бельгию видно издалека.

Очень здорово!

Спасибо. К сожалению в сокрашённой форме, так как ощущений была масса. Но хотя-бы так :-)

  • 1
?

Log in