pipokipp


I am russian. I wear fufajka, valenki and shapka-ushanka.


Previous Entry Share Next Entry
Иммигрантский дневник. Часть № 16.
pipokipp
MünchenAbend

7. Первые сутки в Мюнхене
1.
Погода портилась. Город встретил пустотой уличных пролётов, уходящих в бесконечность и сутулостъю редких прохожих, прятавших руки в карманы. Небо ушло. И субтильная геометрия зданий, крышами упиралась в тяжеловесные серые облака. Проходя по лесному массиву, впоследствии оказавшемуся Английским парком, я увидел отштукатуренные белые стены. Рядом, на табличке красовалось: "Radio Liberty" - "Радио Свобода". Побывав до этого лишь в городах на территории восточной Германии, в эту секунду остро почувствовалось, что этот мир, является противоположенностью мира породившего меня. Размышления о легендарной радиостанции, форпоста западной пропаганды в радиоэфире СССР, оставили глубокий шрам на безкомпромиссном стремлении к роматике средиземноморских пальм. Табличка как-будто спрашивала: может-быть всё-таки Мюнхен ?

Пытаясь отогнать сомнения как мух от святой идеи, я вышел на широкий проспект. Разноцветные огни, мельтешащие люди, сверкающие хромом бамперы автомобилей и памятник королю с мечом и короной, все они производили ошеломляющее впечатление. Величественные постройки напомнили Невский Проспект. Только закрытые двери магазинов не давали возможности зайти в них чтобы согреться. Впрочем, вряд-ли я осмелился бы открыть одну из них. В гламурных бутиках не ждут оборванцев с заспанными глазами. Закрытые двери - признак выходного дня и смотря на них я понял, что сегодняшний день - воскресенъе. Единственным местом, предоставляющим возможность согреться и перевести дух, был университет. Зайдя туда, побродив по пустым коридорам и аудиториям, я нашёл лавочку и уснул, подложив под голову стопку книжек взятых на кафедре романской филологии. Сон мой длился до тех пор, пока угрожающий голос не заставил вздрогнуть и приподнять голову. Надо мной стоял человек. Единственное слово, которое я разобрал в его эмоциональной речи - это слово "полицай". Оно выгнало меня на улицу.

Подземный переход, ведущий к станции метро "Университет" послужил местом моего нового базирования. Подобно надоедливому нищему, я приставал к людям с различными вопросами в надежде найти того человека, который каким-то непонятным мне образом облегчит ситуацию. Чтобы достоверно представить происходящее, поставьте небольшой эксперимент. Находясь в чужой стране, поздним вечером наденьте самую грязную одежду, которая есть. Сделайте волосы взлохмаченными, а на лицо нанесите тонкий слой подсолнечного масла, чтобы к нему клеились грязь и смрад. Оставьте кошелёк дома и в таком виде идите на центральную улицу в поисках друзей или любой возможности, которая позволит переночевать в тепле. Это надо произвести без звонка друзъям и без попыток обратиться в социальные службы, которые способны оказать поддержку. Поверьте, задача трудная.

Выхватывая из проходящих мимо людей, наиболеее подходящие кандидатуры, я обращался к ним с различными вопросами. Через час или два, обнаглев и потеряв всякий стыд, мне уже не надо было действовать намёками. "Ай эм э стюдент" сразу-же превращалось в конкретную просьбу о том, что мне нужна любая помощь, включая ночлег, работу, ужин. И мир не без добрых людей. Абсолютно незнакомые люди, дважды пытались помочь мне найти возможность подработать. Первый раз - в каком-то ресторане. А второй - в забегаловке, где студенты занимались копированием документов.

Время шло, а с ним сокращалось количество проходящих мимо. Заполночь переход совсем опустел. Жутко уставший, я сел на пол в закутке и отчаяние победило меня. С лестницы, ведущей наверх веяло жестяным холодом. Он язвительно шептал, что впереди долгая зимняя ночь в чужом городе. Он будет дразнить светом в окнах квартир. Хлестать снегом и кашлем. Когда город совсем заснёт, он включит режим ожидания, который спазмами пойдёт коже и мускулам. Если ему повезёт, то кинет на лёд и кривляясь расскажет о мюнхенских зимах, когда температура падает на двадцать градусов ниже нуля.

Но ангелы, которые смотрят сверху и видят своих героев, дали мне шанс не сдохнуть. Я снова молюсь на Вас, ангелы, за то, что было послано мне - за громкую русскую матершину в подземном переходе, доносившуюся из-за угла.

Везёт туристам! Везёт всем тем, кто наслаждается кофе в кафешке за стеклом. Везёт безработным, сидящим в тёплой квартире. Везёт наивной девушке, которую кавалер галантно угощает вином. Но, я пъю не за вас! Я предлагаю выпить за всех тех, кто без зонтика попал под холодный дождь. И потерявших кошелёк в чужом городе. За забывших пальто. За опоздавших на важную встречу... Умники учили меня, что вокруг лишь материальная суть - так называемая "нормальность". Их слова звучали авторитетно. Все без исключения - это скучные люди, которым не суждено взять в руки монетку и подкинув её, ждать как она делает выбор. У неё три стороны! Возможно, она упадёт ребром. Потому что существует грань между наивной магией невозможного и спессивой банальностъю вокруг. Эта грань всегда выпадает тому, кто кутаясь от ураганного ветра, находит приют потому что искал его. Удача неизбежна, если искренне хотеть и цепляться за последнюю соломинку. Выпъем за тех, кто кидает монету и даёт ей упасть на ребро, превращая "нормальность" в ничего не значащую демагогию. Потому что, умники не лучше алтайских шаманов, а их речи значат не более чем гороскоп на неделю из бульварной газеты.

2.
Шум исходил от двух молодых парней и коренастого мужика. Парни вполне могли сойти за московских пацанов, а коренастый мужик покачиваясь стоял на ногах - от него пахло спиртным.
- Вы русские? - спросил я парней, внушавших мне больше уважения.
Парни удивлённо переглянулись и отпрянув дали понять, что не поняли моего вопроса. С ними всё стало ясно - немцы.
- Ты русский? - я развернулся к мужику, который по баранъему исподлобъя глядел на меня.
- Нэт! Азэрбайджанэц!
Мужик не выглядил бандитом. Он пересиливал икоту и ругался, но на его лице застыло выражение интереса и он явно радовался тому, что теперь нашёлся собутыльник.

Сейчас, уже давно никого не удивляет русская речь в любых закоулках планеты. Но тогда, услышать русский язык считалось редчайшим случаем. Ну что-то вроде, как неопознанный летающий объект принадлежащий внеземной цивилизации в переделах видимости радаров ПВО - это гражданин Советского Союза на Западе. И такая встреча - это повод выпить. Иммигрантская волна набрала размах уже позже.

Болтая, мы поднялись по ступенькам. Слушая азербайджанца, меня перестал пугать холод. Вскоре мы зашли в тёплый бар. Кухня уже не работала и последний имеющийся в наличии кусочек тортика исчез у меня в желудке. А мой компаньон накатил рюмки две-три и еле вязал лыком. К счастъю, он был не настолько пъян и распологал возможностъю самостоятельно передвигаться. Мне предстояла задача напроситься на ночлег.
- Слушай, а ты из Мюнхена ?
- Нэт! Я тют проездом. Я живю в Гамбюргэ.
- А переночевать есть где?
Азербайджанец боролся с собой и с трясущимся хаосом вокруг, и пытался понять вопрос. Выдежав паузу, он многозначительно поднял палец вверх и смотря не его кончик произнёс заветное:
- Есть!

Бар закрылся. После продолжительного поёживания и подпрыгивания на остановке, мы дождались автобуса и поехали по городу. Мужик дремал на сиденье. Снежная мгла не представляли никакой возможности сореентироваться. После шумного бара окружающая обстановка за окном снова стала холодной и чужой. Минут через тридцать мы вышли.
- Куда идём, мужик?
- Тюда идём!
- Куда туда?
- Тюда. Там мой машин. Я в Мюнхене на машин. Тют брат мой. В машин бюдэм спать.
- Слушай, а какая машина-то?
- Мой машин - это Фиат. Нэ такой хороший как этот машин. - он показал на легковушку припаркованную на обочине бесконечной прямой улицы.

Почувствав, что трезвеет, азербайджанец зашёл снова в открытый бар - единственное светлое пятно в ночи. Этот бар являлся местом паломничества для местных забулдыг. Они шумели, играли в карты и спорили. Выпив за моё здоровье и дав мне возможность согреться, азербайджанец ушёл в пъяную грусть. А потом мы снова шли. Так идут люди в вечность. Так идёт жизнь. Она как бесконечная улица, с встречающимся на пути столбами. И их количество зависит от степени опъянения. Иногда наталкиваешся и ведёшь им счёт. А иногда они могут послужить опорой и дать возможность перевести дух. Наверное, так шли бакинские коммисары на подвиг, вдохновляя моего нового друга. А я показывал на припаркованные автомобили пальцем и спрашивал его:
- Этот ?
- Нэт! Нэ такой харёший! - он мотал головой и резко давал крен в сторону. Потянув его на себя, я снова задавал тот-же вопрос:
- Этот?
- Нэт. Бюдэт-бюдэт. Машин бюдэт.
Находясь в большом спальном районе с бухим азербайджанцем, морозной ночью и полным незнанием местных нравов и правил, я растерялся. А улица закончилась. Поперёк стояла высотка, превращая проезжую часть в тупик. В самом конце стоял автомобиль, известный как "дом на колёсах". В таком можно спать, готовить, смотреть телевизор. Азербайджанец, взбодрившись духом и собрав силы в кулак, рывком бросился к нему. Это был его Фиат.

- Слюшай. Ключа нэт. Гдё ключ? Я потэрял ключ. Кощмар! - азербайдажанец причитал.
Его пъяные глаза посветлели. И он стал похож на обиженную курицу.
- Слюшай, тют брат. - он кивнул на высотку - Я бистро тюда и принэсу дрюгой ключ. Дрюг, жди.

В моём мозгу начала бить тревожная колокольня. "Друг" пытался улизнуть, чего я никак не мог допустить. Момент был решающим и поступок, который я совешил тогда вызывает на моём лице краску стыда до сих пор. Мне стыдно за содеянное, так как стыдно зайцу на которого обрушивается сова. Понимая, что ему не уйти от её цепких когтей, заяц ложитъся на спину и отбивается лапами. Хороший удар решает всё. Смахнув с носа снежинки, а с глаз появившуюся слезу, я схватил мужика за грудки.
- Слушай сюда, казёл. Иди за ключом к мифическому брату. И я буду ждать тебя ровно три минуты. Если ты не появишся, то место на котором мы находимыся будет пустовать, так как я уйду.
С этими словами, я вырвал из его кармана бумажник.

Азербайджанец не имел возможности отбиваться и смотрел на меня лелейным взглядом. Он моментально протрезвел. Во время его отсутствия, я взгляул на содержимое кошелька. Внутри лежали двадцать марок и документы - мда, не велика добыча. Подражание неопохмелившемуся гопнику, грабившему беззащитных школьников около Казанского вокзала не делало мне чести. Прекрасно осознавая злобность поступка, я стоял с чувством, как будто не я, а мне было нанесено оскорбление. Но, может быть, именно это дало азербайджанцу мотивацию вернуться назад. И он пришёл с двумя одеялами в руках.

Расположившись внутри Фиата на удобных кушетках, мы отрубились.

3.
Проснувшись, я сомневался в том: помнит-ли меня вообще этот человек. Теперь он был трезв. И заведя мотор, мы похали к вокзалу. Вокзал был огромный. Многочисленные ресторанчики липко цеплялись к книжным магазинам. Всё куда-то бежало, спешило и суетилось. Мятно-кислый коктель из людей в костюмах с портфелями в руках смешанный с стайками японских туристов. И с лёгкой перчинкой смешных немецких бомжей, увешанных значками. В отличии от Эрфурта и Галле - этот вокзал не молчал. Вкрадчивый шум толпы сменялся острыми обьявлениями из громкоговорителя о приходящих и уходящих поездах. Стены пестерли рекламой. И нехватало запаха вагонных пружин, который присущ вокзалам, знакомым мне с детства. Нос щекотила сладковатость конфет и дорогой финской бумаги. Такой-же запах имел западный каталог, который бережно хранила моя мама долгие годы в шкафу под замком.

Мой спутник пришёл сюда с целью. Ему требовался стакан пива, чтобы унять гнетущую головную боль. Ворча на югославов, занявших все столики в приглянувшейся ему забегаловке, он искал спокойное место, где можно посудачить. Заведение являлось гибридом МакДональдса и советской пельменной. Наконец-то мы нашли свободный столик. В отличии от тех, кто участвовал на югославской выставке на ВДНХ и раздавал нам жевачки, сидящие люди больше напоминали медведей. Коричневые лица, коричневые кожанные куртки и коричневая грязь на ботинках выдавали в них рабочих, приехавших на чужбину за длинных рублём. А точнее - за длинной немецкой маркой. На Балканах началась война и в общении между людьми чувствовалась напряжённость. Почти никто не смеялся и часто слышалось слово: "хрватска". А за окнами виднелся большой город со всей присущей ему привокзальной атрибутикой - десятками такси на стоянке, чемоданами, гостинницами и прочей обыденностъю.

Азербайдажанец с наслаждением слизнул пено с края стакана и глядел на меня хитрым взглядом. Благодаря пришедшей к нему вменяемости у меня появилась возможность рассказать о несуществующей двоюродной бабушке, проживающей в Марселе. Выслушав и ухмыльнувшись, мой новый друг показал незаурядное чутъё и проницательность, задав прямой вопрос:
- Слюшай. А почэму ти убеэжаль из армии?
Я не знаю, как он догадался. Наверное, я проговорился во сне. Мою попытку показать студенческий билет он проигнорировал типичным кавказским пшиканьем. Опустошив стакан крупными глотками и заказав новый, он продолжил:
- Слюшай. Я нэ знаю, чито ти мне скажешь. Но я дам тэбэ совет.
Его история имела следующее содержание. Когда-то очень давно, ещё в брежневские времена, из Ленинграда готовилось к отправлению грузовое судно. Контейнеровоз загружали, а пограничники с таможенниками проверяли пломбы и наличие документов на товары. Матросы важно разгуливали по корме и уже махали на прощанье руками. Корабль готовился к отплытию в страны, где всё совсем по-другому и лишь чайки кричат точно также. Перед тек как отдать якоря, когда досмотр уже заканчивается и экипаж был предоставлен самому себе, на трап вошёл человек южной внешности. Зайдя на борт, ножом распорол брезент обтягивающий шлюпку. Сидя в ней он доплыл до Гамбурга.

- Слюшай. Нэ пюдри мне мозг. Я нэ дурак!
Это было и так уже понятно, но я сопротивлялся.
- Да студент, я! Студент!
Слегка захмелевший азербайджанец громко рассемялся. Я не учёл, что сижу напротив взрослого человека, имеющего опыт бегства, знающего страну и её население.
- Мама бюдешь мозг пюдрить.
Его голос стал тише и приобрёл некоторую таинственность. Несмотря на мои протест и попытку его перебить, он настойчиво продолжал.
- Стюдэнт. Гизинг есть. Мюнхенский район - Гизинг. Там бальшой военный база. Автоматчики стоят там. У них адэжда дрюгой. Амэриканский адэжда.
В мюнхенском районе Гизинг находилась самая большая американская военная база за пределами США. Американские жилые дома, школы, больницы, зубные врачи группировались вокруг воинской части, образуя город в городе.
- Слюшай. В развэдка ходы. Мэдлэнно гавари. Врэмя тяни.
- Да мне, вообще-то, в Марсель надо.
- Там гавари. Им про бабюшка гавари. Завтра ходы. Они помогут тэбэ.
Он опустошил ещё один бокал пива. Потом, приподнявшись, сказал, что ему в туалет.

Я расстался с ним под часами в центральном зале вокзала. Тогда там находился киоск с бакалеей, облюбованный бухариками. Азербайджанец кратко сказал, что ему нужно отлучиться на пятнадцать минут из-за какой-то встречи. Секундная стрелка вращалась по кругу. Вначале вокруг циферблата, так как ей это полагалась. Потом вокруг киоска, сшибая кепки с прохожих. Потом, она размашисто летела по залу, мимо билетной кассы и вылетая на привокзальную площадь, смеялась над моей курткой и кипятильником в сумочке. Она делала круги над городом и крышами старинных церквей, а за ней летели минута за минутой. Я ждал его два часа, но он не вернулся. Постепенно до меня дошло, что дальнейшее пребывание лишь вредит моим коленям из-за отсутствия движения. Ну а по эскалатору спускались и поднимались люди. Наверное, там метро. Ну что-же: пора идти и пересилив себя, я ступил на металлическую ступеньку и поехал вниз.

Продолжение будет

Иммигрантский дневник. Часть № 43.
Иммигрантский дневник. Часть № 42.
Иммигрантский дневник. Часть № 41.
Иммигрантский дневник. Часть № 40.
Иммигрантский дневник. Часть № 39.
Иммигрантский дневник. Часть № 38.
Иммигрантский дневник. Часть № 37.
Иммигрантский дневник. Часть № 36.
Иммигрантский дневник. Часть № 35.
Иммигрантский дневник. Часть № 34.
Иммигрантский дневник. Часть № 33.
Иммигрантский дневник. Часть № 32.
Иммигрантский дневник. Часть № 31.
Иммигрантский дневник. Часть № 30.
Иммигрантский дневник. Часть № 29.
Иммигрантский дневник. Часть № 28.
Иммигрантский дневник. Часть № 27.
Иммигрантский дневник. Часть № 26.
Иммигрантский дневник. Часть № 25.
Иммигрантский дневник. Часть № 24.
Иммигрантский дневник. Часть № 23.
Иммигрантский дневник. Часть № 22.
Иммигрантский дневник. Часть № 21.
Иммигрантский дневник. Часть № 20.
Иммигрантский дневник. Часть № 19.
Иммигрантский дневник. Часть № 18.
Иммигрантский дневник. Часть № 17.
Иммигрантский дневник. Часть № 16.
Иммигрантский дневник. Часть № 15.
Иммигрантский дневник. Часть № 14.
Иммигрантский дневник. Часть № 13.
Иммигрантский дневник. Часть № 12.
Иммигрантский дневник. Часть № 11.
Иммигрантский дневник. Часть № 10
Иммигрантский дневник. Часть № 9.
Иммигрантский дневник. Часть № 8.
Иммигрантский дневник. Часть № 7.
Иммигрантский дневник. Часть № 6.
Иммигрантский дневник. Часть № 5.
Иммигрантский дневник. Часть № 4.
Иммигрантский дневник. Часть № 3.
Иммигрантский дневник. Часть № 2.
Иммигрантский дневник. Часть № 1.


А также тег: иммигрантский дневник


promo pipokipp november 9, 18:09 48
Buy for 500 tokens
27. Адвокат с фамилией Борман 1.Приехал и снова уехал брат. Он привёз российский загранпаспорт, купленный им для меня у ментов. Испустили дух Фиат и Форд Гранада. Их ржавые тела безмолвно коптились под весенними лучами около подьезда в фраздорфский дом. Жильцы богадельни сменили куртки на…

  • 1
Блин, прошиб меня. Сижу, слезу пускаю. Вот ты скиталец-мытарец...

Ну не всё так уж и грустно. Я рад тому, что было.

Знаю прекрасно, что не все грустно ;-). Но эта часть прошибла. Особенно, как ты того дяденьку испужал.

(Deleted comment)
пасип-пасип :-D
На себя глянь. Читаю с удовольствием тебя. :-)

ну, при всей моей Африке, таких крутых историй не случалось со мной :)

Зато пальмы, экзотика и куча впечатлений. Это афигенно.
Блин... меня здесь удерживают московские проблемы с матерью. Приходитья работатъ как папа Карло, вообщем. Бабло надо на Москву. Много бабла.

понимаю тебя, Москва местами дороже Европы ибо. И очень надеюсь, что SWIFT для России всё-таки не отключат.

SWIFT отказался, вроде, от отключения. В смысле - останется. Я на статъю напарывался вчера об этом.

Ну, а Москва... дело не в ценах на развлекухи там, а в поддержании матери после инсульта (медицина, сиделка итд..), коммуналке за квартиру и подобным расходам. Я каждый раз трачу по 2000 Евро за 5-6 дней за поездку. А если не ездил - то 1000. А езжу почти каждый месяц. Не напасёшся, вообщем.

ясно. ну дык цены ломовые нынче на всё, что на развлекуху, что на насущные вещи. Щас вроде рубль подсел, но цены разницу в курсе догоняют.

Да, я уже слышал. Ну хоть не дорожает без изменения курса рубля - и то хорошо.

Повезло с азербайджанцем- мог ведь вернуться не с одеялами, а с полицейскими ).

Скорее с братишкей мог-бы выйти. Но, мне по барабану было. Убежать там было куда... ночь, кусты итд. :-)

da, s aserom ne horosho poluchilos (

Как бы сделали Вы ? Учитывая мороз на улице, абсолютно незнакомую страну, улицу, нравы, полное отсутствие денег ит. итп.
:-)))

Всё к лучшем, вообщем.

а что кстати помешало оставаться дома и не искать приключений в абсолютно незнакомой стране, улицу, нравы, полное отсутствие денег ? ))




Ответ вопросом на вопрос выглядит несколько странно.

это я к тому, что я бы попытался сначала не попадать в такую ситуацию
поэтому и вопрос, можно ли было ее избежать, не ища приключений на пятую точку )

ну а в качестве альтернативы поход в полицию и объяснение ситуации, например украли деньги, если действительно студент
конечно, вряд ли они бы помогли, если вы были в германии нелегально или чтото подобное... но тогда см. пункт первый )


Я парня знаю, его в армии изнасиловали. А потом, он насильников избил... одного при этом сделал слепым. Ещё двух инвалидами. Его посадили в тюрьму и из неё он бежал. Живёт в ФРГ сейчас. О нём позже будет.
Он очень не хотел попадать в такую историю. А вот попал.

Теория и практика - различные вещи. Об этом частично в абзаце про "нормальность".

Edited at 2014-10-12 10:30 pm (UTC)

да, всякое бывает

1. ==Парни вполне могли сойти за московских пацанов, а коренастый мужик покачиваясь стоял на ногах - от него пахло спиртным.==

)) Получилось, парни русские, а мужик пьяный )))

2. Азер хотел свалить к брату? Или он там в том доме сам жил?

3. ==Перед тек как отдать якоря, когда досмотр уже заканчивается и экипаж был предоставлен самому себе, на трап вошёл человек южной внешности. Зайдя на борт, ножом распорол брезент обтягивающий шлюпку.==

Сильно сомневаюсь. На все время досмотровой комиссии у трапа выставляется охрана (пограничник, либо охранное предприятие). А вернее за пару часов до начала комиссии. Экипаж проводит самодосмотр, записывая в журнале время и запись, что посторонних на борту нет. И зайти по трапу может только досмотровая комиссия (пограничники, таможня, агент). После того, как они спускаются, заходит лоцман. И пограничник у трапа ждет до тех пор, пока судно не отойдет от причала. Это сейчас. Думаю, в те времена было еще строже и круче. Так что азер вам спел слишком романтическую историю. ))

Ну, что азербайджанец пел - это его дело :-) Может врал, а может и нет. Его история ещё более-менее правдоподобна из тех, которые я слышал. Люди на жуткие поступки шли и реально рисковали жизнъю. Если-бы не знал их лично, то не поверил-бы. Я его видел несколько часов и личность он мутная. Он в Гамбурге жил. Ну по крайней мере так сказал. И я не знаю, хотел он к брату свалить или нет. Но на лицо был факт его ухода хотя-бы на время.

Кстати, я ещё одного человека знаю, кто на судно пролез из СССР, но было в горбачёвские времена. Способ был немного другой, но довольно простой. Проще не придумаешь.

У нас судно ходило Стамбул-Новороссийск. (Может турецкий порт другой, но не суть). И в Турции на судно пробрались 2 африканца, которых обнаружили бдительные российские пограничники. По-английски не понимают. Все больные какие-то. Их врачи осмотрели, "обкололи и натаблетили". И отправили обратно этим же судном в Турцию. Турки также отказались их принимать. ))
Экипаж сделал им из каюты камеру. Навесили замок, еду давали как и положено 3 раза в сутки. Так и катались они туда-сюда, пока турки не сжалились над ними и не приняли их. Оказывается, эти негры хотели бежать в Европу. Ночью прыгнули на борт судна, но перепутали "трамвайчик". Попали на "рюсське" судно ))))))

бывает-бывает. Пдобная тема в фильме "Терминал" хорошо показана. А настоящая история, по которой снят фильм - в 10 раз хлещще. Мужика тоже шпенделяли на самолёте туда-сйда... раза 3 или 4

Да, представляю, что пережил тот мужик. Фильм смотрела тоже.
А про этих негров знаю не понаслышке. Я работала в морском агентстве, и мы агентировали это судно с перебежчиками. И реально, их деть было некуда. У нас в городе их консульства нет. А значит доставлять в Москву или где там еще есть их посольство/консульство надо за счет государства. А кому это надо?
А насчет "пробраться перед отходом" - думаю, что за энную сумму был договор с кем-то из экипажа пробраться во время погрузки-выгрузки. В это время на судне шарятся туча незнакомого народа (стивидоры, сюрвейеры, агенты, шипчандлеры, всякие врачи и портнадзоры). Поэтому пройти на судно (до досмотра) не проблема. Мне кажется, проблемнее пробраться на территорию порта.

Мужик сидел лет 15 в эропорту на самом деле. Я помню даже заголовки центральных газет, когда он вышел оттуда. Это, кстати, не в Штатах было, а в Париже... в аэропорту "Шарль де Голль". Уникальный случай. Не встретил-бы случайно Тома Хэнкса - до сих пор-бы куковал, наверное. Он по национальности, кажись из Ирана был.

Захватывающе! Читаю, не могу оторваться.

Агромное спасибо :))))

С каждой новой главой автор становится всё более профессиональным литератором.

Многие заметили среди друзей... Но пытаюсь немного сохранять именно разговорную суть.

  • 1
?

Log in