pipokipp


I am russian. I wear fufajka, valenki and shapka-ushanka.


Previous Entry Share Next Entry
Иммигрантский дневник. Часть № 11.
pipokipp
Autobahn01

2.
Тумбочка в узком коридоре была завалена журналами Плейбой и прочей порнографией. Включенный телевизор, уют полумрака и домашний запах налил мои веки многокилограммовым свинцом и я клевал носом сидя на диване. Сквозь сон, было слышно, как Ронни пытался обьяснить мне дорогу на Эрфурт. Это следующий этап маршрута и последний крупный город перед территорией, свободной от присутствия советских войск - пресловутым "диким западом". Я почувствовал, как с меня сняли кросовки и уснул сном отбойного молотка ожидающего прихода трезвого прораба.

Мы дрыхли до полудня и попрощались как приятели, которые снова встретятся через неколько часов. Стоя у входа в жилище, мой гостеприимный друг ёжился на холоде, дыша на руки тёплым паром, который  выпускал изо рта. Он был в трусах и футболке. Несмотря на чувство выспанности, я с сильной неохотой покидал тёплый домик и квартирку на чердаке.

Над Галле стоял белый туман. Так и хотелось снять невидимые очки и протереть линзы, чтобы краски приобрели свой натуральный цвет, сделать резкими очертания деревьев и людей. Велосипедная дорожка, по которой я спешил как на свидание, вела вдоль четырёхполосного шоссе. "Мерзебург" - стояло на дорожных указателях. "Город Мерзости" - так откладывалось это название в моей голове из-за промозглой сырости и как-будто нарисованного тупым карандашом пейзажа. Включенные фары проезжающих автомобилей и несколько светофоров встретившихся на пути лишь подчёркивали унылое зимнее зрелище. Говорят, что это милый городок с замком, собором, рекой и какой-то там историей. Но не для меня. Для меня это белесое, измученное изморозью и льдом наследие Эрика Хонекера. И первый опыт езды автостопом на попутках.

- На Эрфурт ?
- Йа-Йа ! Вайсенфельс. - через приоткрытое окно кивают головой два старикашки.
- Ай эм а стюдент.
- Штайг айн ! Захьйоди. Ти рюський ?
Дверь хлопает и тот, который с живенькими глазами давит на газ. Опель глухо зажужжав режет мир на две части - правую и левую. А ещё на внешний холод и теплый поток воздуха с лёгким запахом бензина из обогревателей на передней панели. Ступня водителя упирается в педаль и по мере разгона я всё сильнее держусь за спинки передних сиденей. А оба старика пытаются шутить, используя при этом свой небогатый словарный запас русского языка. Практически все восточные немцы хотя-бы чуть-чуть говорят на "великом и могучем". С удивлением узнаю, что школы в стране носят имена Юрия Гагарина и Маяковского. И что здесь пионеры повязывали галстуки синего света.

Мгла ушла. Меня высадили в каком-то поле. И я услышал автобан. Смотря на карту СССР на стене в кабинете географии, а позднее в армейской учебке, железные дороги казались мне скелетом страны. Я гордился стуком колёс поезда Москва - Владивосток, стройкой БАМ, Красной Стрелой и романтикой поездки в Крым. Пройдут часы, дни, даже неделя и состав, постепенно замедляя свой ход на стрелочных переездах, остановится. Пассажиры увидят банальный железнодорожный тупик... А автобан бесконечен. По серой плазме асфальта в даль уносятся звёзды. Они исчезают за поворотом или холмом, чтобы через некоторое время опять ослепить. Так эритроциты напергонки несутся по артериям в теле человека, разнося кислород. Фуры, презрительно фыркают, оставляя за бортом тромбы дорожных строек. И как таблетка аспирина, знак "конец ремонтных работ" с новой мощъю зажигает мотор. Автобаны - это кровяные сосуды страны.

Колёса машин бьют по пазам между бетонными плитами, очевидно, довоенного дорожного покрытия. Будучи чуть не сбитым с ног ветром от очередного зверя, выпрыгнувшего на запредельной скорости из пустоты, пришло грустное осознание факта, что как руками не маши - никто не остановиться. Гигантская скорость отнимали любою надежду на шальную случайность. Под оркестр из шинных покрышек и во весь голос распевая песню, я начал движение в ту сторону куда катился поток. Часа через полтора быстрой ходьбы по белой полосе, определяющей край автобана, передо мной появилась надпись "Тюрингия". Эрфурт являлся крупнейшим населённым пунктом и одновременно столицей этого немецкого региона. Наступил зимний вечер. Боюсь соврать как долго я ещё шёл. Увидев какое-то свечение и гигантские синие знаки с названиями городов, стало понятно, что здесь моя дорога перекрещивалась с другой, тоже очень большой. Найдя в списке Эрфурт и выбрав правильное направление, я сменил пластинку в песнопении, перейдя с кинчевского рока на тягучие распевы раннего периода существования Советского Союза:

Спят курганы тёмные,
Солнцем опалённые,
И туманы белые
Ходят чередой…

Через рощи шумные
И поля зелёные
Вышел в степь донецкую
Парень молодой…

Незаметно поля сменились дремучим лесом. Белизна снега быстро растворялась среди вплотную подступившим к автобану деревьям. Колючая проволка еловых ветвей и смола древесных стволов магически приковывали взгляд. Уже минут сорок не было видно ни единого населённого пункта. Успокаивало, что никакая тварь лесная, никакая кикимора не выйдет на автобан.

Ноги изрядно устали, но вновь появились горящие рекламные огни вдалеке. Дорожные знаки стали встречаться чаще и на них я прочитал, что приближаюсь к городу, название которого слышал из рассказов сослуживцев - кое-кто из нашей роты был переведён к нам именно отсюда. Здраствуй колыбель немецкого просвещения. Здраствуй Веймар. Мне не довелось увидеть твои памятники, улицы по которым прогуливались Ницше и Гёте. Но ты дал передышку на моём многочасовом пешеходном марш-броске вдоль автомагистрали. Здраствуй бензоколонка, твои яркие буквы и цифры. Тепло твоего магазинчика. И возможность здесь договориться о попутке.

Меня подобрал бизнесмен. Остановив моё "ай эм а стюдент" требовательно-нервным движением руки, он предоставил возможность в покое осознать, как выглядил человек, идущий вдоль автобана, со стороны. Выхваченный светом фар кусок дороги и леса, стоявшего чёрной стеной с мутным контуром пешехода, смотрелся привлекательнейшей наживкой для полиции. Проверка документов являлась фатальной и автоматически означала конец.. Армейский политрук на еженедельной политинформации проповедовал о договорённости, в связи с которой власти ФРГ обязывались выдавать беглецов представителям советской военной прокуратуры. Он поучительно тряс перед нами газетой "Красная Звезда", на страницах которой были изображены размытые фотографии измученных лиц выданных дезертиров.

Бизнесмен остановился около стрелки с надписью "Эрфурт". Быстро шагая по делающему плавный полукруг выезду, я наконец-то покинул зону космических скоростей, выйдя на обыкновенную дорогу. Указатель отсутствовал. Логика подсказывала, что надо идти в направлении, где небо светлее - это  говорило о наличии близости людской инфраструктуры. Ведь огни города подсвечивают низко стоящие облака. О наступившей глубокой ночи говорила почти неестественная, вакуумная темнота и отсутствие какого-либо транспорта. За свежими сугробами по обе стороны угадывалось бескрайнее поле. Мне стало немного жутковато. Потом появилось корявый куст. Метров через десять ещё один. Они образовывали подобие аллеи. Чем дальше несли меня ноги тем сильнее росло сомнение в правильности выбранного направления. Очень хотелось бросить сумочку с кипятильником на землю и убежать из места больше всего напоминавшего декорацию к дешёвому фильму ужасов. Последней каплей в решении развернуться стал полумесяц, показавшийся на мгновение между облаками. Это он делал небо светлее. И в его свете передо мной блестело огромное, сделанного из гнутых стальных прутьев полуржавое изображение горного козла с злющими глазами, выделеными красной краской. Это животное пристально смотрело на меня как живое. В эту секунду впервые за всё время следования по адской аллее послышался шум человеческого автомобиля. Только-бы тормознул.
Я вздрогнул от желанного окрика из небольшого грузовичка. Позади, а точнее теперь впереди, был Эрфурт. Грузовичок повёз меня в центр города.


Продолжение будет

Иммигрантский дневник. Часть № 10


Иммигрантский дневник. Часть № 9.


Иммигрантский дневник. Часть № 8.


Иммигрантский дневник. Часть № 7.


Иммигрантский дневник. Часть № 6.


Иммигрантский дневник. Часть № 5.


Иммигрантский дневник. Часть № 4.


Иммигрантский дневник. Часть № 3.


Иммигрантский дневник. Часть № 2.


Иммигрантский дневник. Часть № 1.


А также тег: иммигрантский дневник



promo pipokipp april 7, 15:11 43
Buy for 500 tokens
Давным-давно, ещё в эпоху аналоговой фотографии, жизнь свела меня с замечательным фотографом Жан-Мари Боттекеном. Кажется, это произошло в…

  • 1
интересно! спасибо )

Осилили ? Это чудесно.
Спасибо Вам

А я осилила дважды :-)
В общем, твой рассказ переносит меня туда к тебе и я как будто с тобой все переживаю и ощущаю голод и холод. В общем, как тебе давно все говорили и я тоже, пора пробовать издавать.
Я буду первой покупательницей книжки с автографом :-)

Поживём - увидим ;-)

Не так: Поживем-дождемся! :-)

Только сегодня увидела ссылку на ваш рассказ. Прочитала все 11 серий на одном дыхании. Интересно . Спасибо. Жду продолжения ))

Сегодня, может ещё запощу.
И вам спасибо за прочтение.

  • 1
?

Log in